10 декабря, суббота  |  Последнее обновление — 03:55  |  vz.ru

Андрей Архангельский

 
Журналист, редактор отдела культуры журнала «Огонек». Родился в Севастополе в 1974 году. Образование высшее, журналистское и музыкальное. Всему в жизни обязан книгам и перестройке. Убежденный либерал. Печатается с 17 лет. Маниакально любит журналистику, одновременно ненавидя в ней литредакторов и литрабов, рекламщиков, менеджеров, пиарщиков, бездарей и приспособленцев всех возрастов, а также тех, кто не любит читать «длинные тексты». Противник объективности, так называемых фактов и форматов – предпочитает доверять эмоциям и чувствам. Страстный защитник сложноподчиненных предложений, борец за права восклицательных знаков и троеточий. Свободу слова считает главным достоянием демократии. Любит свободу не за тряпки и бабки, а просто так.

Мнения

Снова Летучая с операторами зашла на кухню, где нашла некие несоответствия. Но почему сотни проверок «Ревизорро» до «Одессы-мамы» и «Детей райка» фашизмом и тоталитаризмом не были, а сейчас вдруг стали?
Обсуждение: 19 комментариев

Арест пророссийских публицистов Павловца и Алимкина показал, что Белоруссия, конечно, не Украина и даже не Молдавия, но потерять эту страну из зоны российского влияния можно гораздо быстрее и легче, чем кажется на первый взгляд.
Обсуждение: 43 комментария

Встречи Путина с самыми разными экспертными сообществами и фокус-группами я отслеживаю и периодически помогаю организовывать уже лет десять. Все эти годы мне физически больно от того, насколько люди отказываются понимать, с кем, о чем и зачем они там разговаривают.
Обсуждение: 21 комментарий

Обама совершенно не рассчитывал, что Трамп начнет выполнять функции президента еще до вступления в должность. Причем эти случаи, когда Трамп ведет себя как уже действующий президент, учащаются.
Обсуждение: 13 комментариев

Пять лет назад началась «Болотная» – неудачная попытка организации некоего подобия «оранжевой революции» в России. Целью волнений было не прямое свержение власти, а срыв избрания Путина президентом.
Обсуждение: 220 комментариев

Страны как единого целого уже не существовало: единая система управления не функционировала, единая хозяйственная система была разорвана и парализована, и уж тем более не было единства в советском народе.
Обсуждение: 68 комментариев

Я смотрел на целые горы хрустящих батонов, пахнущих ожирением и счастьем. Какое же бесконечное множество людей, и людей, рассеянных по разным городам и десятилетиям, тратили в ХХ веке целые жизни на каждый такой батон.
Обсуждение: 56 комментариев

Мои знакомые не пустили недавно дочку в поездку по Европе – она поехала вместо этого в Китай, более безопасное место. Дочка пыталась убедить родителей, что в Европе безопасно, но совершила тактическую ошибку.
Обсуждение: 106 комментариев

Есть крыша над головой, еда, хватает на проезд и первостепенно потребную одежду. Дети ходят в школу, у них есть книжки и тетрадки. Вроде, все нормально. Но первая же незапланированная большая трата выбивает из седла. Что, мало таких у нас?
Обсуждение: 218 комментариев

С такими темпами ввода и особенностями проектирования новых кораблей в обозримом будущем мы никогда не сможем повторить советский ВМФ 80-х, действительно сравнимый по потенциалу с US Navy. Но этого нам вполне достаточно.
Обсуждение: 213 комментариев

Андрей Архангельский: Провал средних

3 января 2009, 11:00

Версия для печати

Я долго примеривался, как бы избежать в итоговой статье слов «финансовый кризис»: ведь культура развивается по своим внутренним законам, независимо от политической или экономической конъюнктуры. В этом смысле главным итогом 2008 года можно считать поражение культуры среднего класса в России

Прежде надо пояснить, что мы понимаем под словами «культура среднего класса». Гегемоном демократического общества, как известно, является средний класс. Если он – наиболее сознательная и активная часть общества, значит, оказывает решающее влияние на все сферы жизни, тем самым формируя собственную культуру. Вначале – культуру потребления, обслуживания, быта; затем с неизбежностью требуя и своей литературы, кино и театра, собственных авторов, певцов, художников.

Есть три ключевых параметра, по которым исчисляется принадлежность человека к среднему классу: уровень доходов, образование, самоидентификация.

Собственная культура нужна среднему классу именно для самоидентификации – «через культуру» проще осознавать свою причастность к социальной группе на основе общих идей и ценностей.

Если у двух менеджеров одинаковые автомобили и дипломы, это еще не гарантирует общности их убеждений в отношении, например, свободы слова или соблюдения прав человека. Но если оба менеджера по своей воле пришли, к примеру, на спектакль «Один день Ивана Денисовича» в театре «Практика», это уже означает, что, по крайней мере, они сходятся в оценке прошлого свой страны и понимают, что это не должно повториться. Так – пусть даже от обратного – формируются общие ценности и принципы среднего класса.

В собственном смысле культура среднего класса – это компромисс между культурой высокой и низкой, естественное следствие демократизации культуры в ХХ веке. В России на месте «средней» культуры долгое время зияла дыра: в русской литературе, как говорил Борис Акунин, либо «Братья Карамазовы», либо «Братва на шухере». Пугачева на всех каналах в новогоднюю ночь – либо Венский филармонический оркестр по каналу «Культура».

Ни того, ни другого менеджер не приемлет: он требует чего-то третьего, промежуточного варианта, каковым, например, в академическом искусстве является музыка аргентинского композитора Астора Пьяцоллы. Это, так сказать, одновременно легко и престижно: идеальный компромисс для тех, кто хочет «настоящей» музыки, но еще не вполне готов к полноценной встрече с ней. Или вот тот же Акунин: адаптация, дайджестирование культурных концептов XIX века, а также язык – более изощренный, чем язык детективов или иронических историй, но в то же время мы понимаем, что это все же изящная «игра в культуру». Акунин ничего не открывает, не создает нового: он – посредник; он лишь, так сказать, приобщает к запаху XIX века, к запаху высокой культуры прошлого, однако делает это мастерски, за что и любим средним классом. Ну и, наконец, символ, воплощение самого понятия «средней» культуры в России – театральные опусы Гришковца − вот поистине находка, вот подарок менеджерам: нечто очень доступное и искреннее, затрагивающее в то же время серьезные, почти философские проблемы. «Прислушайтесь к себе, – словно говорит Гришковец в своих спектаклях, − даже самые ничтожные, обычные наши переживания или воспоминания ценны, достойны восхищения, а поэтому мы – хорошие!»

Cпектакль «Один день Ивана Денисовича» в театре «Практика» (фото: ИТАР-ТАСС)
Cпектакль «Один день Ивана Денисовича» в театре «Практика» (фото: ИТАР-ТАСС)
Но «позитивность» тоже надоедает, природа требует выхода отрицательной энергии, и «средняя» культура с радостью дает ей выход, затевая игру в антибуржуазность: это то, что воплотил в своих романах Бегбедер, а затем и у нас Сергей Минаев; в поп-музыке – Шнур и отчасти Земфира, которая также скрашивает здоровую агрессию искренностью и рефлексией.

Типичным произведением «средней» культуры был роман Оксаны Робски «Кежуал» (2003 год): это был акт общечеловеческой солидарности, рука дружбы, протянутая из-за рублевского забора, признание того, что богатство не отменяет страданий, сложных и противоречивых чувств, знакомых всякому человеку. Итак, «средняя» культура, как мы видим, выполняет еще и важную социальную функцию – посредническую: она примиряет классовые противоречия, снимает агрессию в обществе. «Средняя» культура – это культура дайджеста, пересказа, адаптации; в этом смысле любой сериал, снятый по мотивам известного художественного произведения, экранизация Достоевского или братьев Стругацких также есть проявление «средней» культуры.

Все современное искусство, называемое в простонародье «арт», изначально рассчитано именно на представителя среднего класса: это перевод важнейших проблем общества на язык жеста, сознательное упрощение, даже вульгаризация «вечных вопросов». Используя язык и сюжеты массовой культуры, современное искусство избегает, таким образом, излишнего пафоса и серьезности, но в то же время умудряется говорить о вещах серьезных: о свободе, смерти, выборе. При желании творчество арт-группы «Синие носы» или АЕС может восприниматься как стеб – что не отменяет актуальности, серьезности их высказывания. Средняя культура двулика, дуальна, реверсна; она максимально удобна, проста для восприятия.

С юмором – все то же самое. Петросян для среднего класса – это дурной тон, к тому же язык прошлого: для среднего класса неактуальны шутки о теще и зяте, и над словом «лизинг» он едва ли будет смеяться до колик. А вот Жванецкий с его интеллектуальной насыщенностью, тонкостью − для менеджера слишком сложен, замысловат. На роль компромисса между низким и высоким юмором идеально подходил «Комеди клаб» − еще один, наряду с Гришковцом, символ «средней» культуры в России. Это, согласимся, жесткое, провокационное, на грани фола, но в то же время и не лишенное интеллектуализма, самобытной эстетики развлечение: оно правдиво, жизненно, демократично, свободно от многих устаревших табу, оставшихся от советского времени.

Добавим сюда театр «Практика» Эдуарда Боякова и сходные с ним – которые противостоят «академичности» старого театра, но в то же время задаются ничуть не менее серьезными вопросами, и мы получим совершенно замкнутый цикл «средней» культуры, которая до 2008 года в России хотя и неуверенно, но существовала.

2008 год стал годом тотального поражения «средней» культуры, годом ее размывания, массовизации и гламуризации. Сегодня можно утверждать, что в качестве институции эта культура в России не закрепилась, не состоялась, причем это было заметно еще до всякого кризиса. Например, роман Гришковца «Асфальт» (2008 год), ставивший своей целью именно воспеть героя среднего класса, вышел таким беспомощным, таким безгласным, полым, что впору назвать его скорее приговором среднему классу. Если роман «Рубашка» или сборник рассказов «Планка» давали, казалось бы, надежду на осуществление «новому человеку» − ему только нужно было немного поднатужиться, собраться, то «Асфальт» стал гимном отсутствию личности, торжеством освобождения от индивидуальности. Главная отличительная черта героев романа − их заурядность, которую автор только усугубил, доведя затею до полного абсурда, а героев – до состояния почти овощного существования, обнулив в них даже то человеческое, что еще было.

Далее: невнятная книга Бориса Акунина, политизация и гламуризация Сергея Минаева, окончательное исчезновение из телевизора (а значит, из повседневного обихода) Земфиры и Шнура (который еще и распустил группу «Ленинград»). А также – почти полное опопсение и огламуривание «Комеди-клаба»: сегодня его фронтмены радостно поют в компании с Пугачевой и Ильей Резником, а также оттачивают мастерство в роли ведущих новогодних телевизионных шоу − куда только подевались их здоровый цинизм, провокационность, острый язык и острые темы?

Недавняя постановка «Рассказов Шукшина» режиссера Херманиса в «Театре Наций» (фото: ИТАР-ТАСС)
Недавняя постановка «Рассказов Шукшина» режиссера Херманиса в Театре Наций (фото: ИТАР-ТАСС)
Попытки создать новый формат «среднего» кино: «Самый лучший фильм», «Гитлер Капут» и даже якобы серьезный «Платон» − оказались безуспешными, говорить о каких-либо художественных достоинствах тут не приходится. Робски выпустила еще один посредственный роман. О гламуризации журнала «Афиша», бывшего когда-то флагманом «средней» культуры, я уже писал во ВЗГЛЯДе. (С другой стороны, «Русская жизнь», претендовавшая стать журналом для «патриотически настроенных менеджеров», постепенно сдвигается в сторону классического для советской интеллигенции 90-х годов формата «жалобной книги»). Как мы видим, ниша «средней» культуры никак не хочет заполняться: все явления, возникающие в этом сегменте, вскоре либо поглощаются массовой культурой, либо маргинализируются. Исключение, пожалуй, составляет лишь современный театр – например, недавняя постановка «Рассказов Шукшина» режиссера Херманиса в Театре Наций − типичный пример именно адаптирования, дайджестирования, приспособления литературы ХХ века к возможностям современного человека, представителя среднего класса.

2008 год подтвердил, что культура среднего класса оказалась совершенно не жизнеспособной, и кризис это лишь подчеркнул: культура среднего класса не состоялась, она не закрепилась в языке, эстетике и этике – не потому ли, что нежизнеспособным оказался сам средний класс?.. Квартиры, машины и кредиты сделали богаче его представителей, но не превратили их в сообщество людей с внятными установками и целями. Этого не случилось именно из-за отсутствия у среднего класса общих ценностей и убеждений, коллективных представлений о норме, о добре и зле, если говорить совсем уж просто. В моральном смысле российский средний класс оказался колоссом на глиняных ногах – без внутреннего стержня, без идей и желаний, кроме одного: желания материального насыщения. И эта оглушительная тишина, наступившая после Нового года, о которой пишет мой коллега Михаил Бударагин, в первую очередь накроет именно средний класс.

Однако именно это катастрофическое моральное состояние среднего класса и дает нам своего рода экзистенциальную надежду: ситуация немоты, отчаяния, неприкаянности, пограничное состояние, как учили нас классики, − именно и может парадоксальным образом сделать для сознания среднего класса то, чего не сделали сытые годы. Моральный кризис поможет среднему классу задать ключевые, базовые вопросы самому себе. Что я? Кто я? Чего я хочу от жизни?

Эти вопросы и могут стать толчком к тому самому процессу самоидентификации, ускорить процесс самопостижения, без чего по-настоящему не может состояться ни средний класс, ни его культура.

Деньги, достаток, довольство не могли поставить перед человеком эти вопросы − как прозорливо заметил Фукуяма, между ростом материального благосостояния и формированием ценностных установок нет прямой зависимости. Но, может быть, внутреннее потрясение способно сотворить это чудо социального прозрения? Выйдет ли из этих потрясений средний класс более сознательным, морально сильным, с внятно сформулированными ценностями – или же он растворится в массовом бездумье, в пофигизме и дремоте? Это самая большая интрига 2009 года – и мы сможем вместе понаблюдать за ее разрешением в новом году.


Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь


Другие мнения

Антон Крылов: Эскадрон тараканов Летучей

Снова Летучая с операторами зашла на кухню, где нашла некие несоответствия. Но почему сотни проверок «Ревизорро» до «Одессы-мамы» и «Детей райка» фашизмом и тоталитаризмом не были, а сейчас вдруг стали? Подробности...

Артем Бузила: Тревожный звоночек для Москвы

Арест пророссийских публицистов Павловца и Алимкина показал, что Белоруссия, конечно, не Украина и даже не Молдавия, но потерять эту страну из зоны российского влияния можно гораздо быстрее и легче, чем кажется на первый взгляд. Подробности...
Обсуждение: 18 комментариев

Кристина Потупчик: Эту стену с властью вы выстраиваете сами

Встречи Путина с самыми разными экспертными сообществами и фокус-группами я отслеживаю и периодически помогаю организовывать уже лет десять. Все эти годы мне физически больно от того, насколько люди отказываются понимать, с кем, о чем и зачем они там разговаривают. Подробности...
Обсуждение: 15 комментариев

Наталия Янкова: Что же будет, когда он въедет в Белый дом?

Обама совершенно не рассчитывал, что Трамп начнет выполнять функции президента еще до вступления в должность. Причем эти случаи, когда Трамп ведет себя как уже действующий президент, учащаются. Подробности...
Обсуждение: 11 комментариев

Петр Акопов: Кто осушил московское «Болото»

Пять лет назад началась «Болотная» – неудачная попытка организации некоего подобия «оранжевой революции» в России. Целью волнений было не прямое свержение власти, а срыв избрания Путина президентом. Подробности...
Обсуждение: 168 комментариев

Владислав Исаев: СССР развалили не беловежские подписанты

Страны как единого целого уже не существовало: единая система управления не функционировала, единая хозяйственная система была разорвана и парализована, и уж тем более не было единства в советском народе. Подробности...
Обсуждение: 67 комментариев

Дмитрий Ольшанский: Никого нет в хлебном отделе

Я смотрел на целые горы хрустящих батонов, пахнущих ожирением и счастьем. Какое же бесконечное множество людей, и людей, рассеянных по разным городам и десятилетиям, тратили в ХХ веке целые жизни на каждый такой батон. Подробности...
Обсуждение: 57 комментариев

Олег Макаренко: Европа обречена... на перемены к лучшему

Мои знакомые не пустили недавно дочку в поездку по Европе – она поехала вместо этого в Китай, более безопасное место. Дочка пыталась убедить родителей, что в Европе безопасно, но совершила тактическую ошибку. Подробности...
Обсуждение: 102 комментария

Татьяна Шабаева: Не толкайтесь на наклонной

Есть крыша над головой, еда, хватает на проезд и первостепенно потребную одежду. Дети ходят в школу, у них есть книжки и тетрадки. Вроде, все нормально. Но первая же незапланированная большая трата выбивает из седла. Что, мало таких у нас? Подробности...
Обсуждение: 222 комментария

Павел Вишняков: Гнаться за US Navy не надо

С такими темпами ввода и особенностями проектирования новых кораблей в обозримом будущем мы никогда не сможем повторить советский ВМФ 80-х, действительно сравнимый по потенциалу с US Navy. Но этого нам вполне достаточно. Подробности...
Обсуждение: 208 комментариев
 
 
© 2005 - 2016 ООО Деловая газета «Взгляд»
E-mail: information@vz.ru
.masterhost Apple iTunes Google Play
В начало страницы  •
Поставить закладку  •
На главную страницу  •
..............