29 сентября, четверг  |  Последнее обновление — 06:18  |  vz.ru

Борис Кагарлицкий

 
Борис Кагарлицкий (1958) - директор Института глобализации и социальных движений (ИГСО) с апреля 2002 г. Социолог, журналист, публицист. Кандидат политических наук. В 1977–1982 годах - участник подпольного левосоциалистического кружка в Москве, куда входило несколько молодых ученых, в основном гуманитарного профиля. Участвовал в издании подпольных журналов «Варианты» и «Социализм и будущее» (до 1981 – «Левый поворот»). В 1982-1983 годах арестовывался за «антисоветскую деятельность», после освобождения работал лифтером и почтальоном. Позднее – депутат Моссовета (1990-1993), член исполкома Социалистической партии, один из лидеров Партии труда (1991-1994). Публикуется с 1979 года, естественно, в самиздатовских журналах. Впоследствии – в «Независимой газете», «Свободной мысли», «Новой Газете», «Компьютерре», The Moscow Times и др. Член научного сообщества (fellow) Транснационального института (Амстердам) с 2000 года. Лауреат Дейчеровской мемориальной премии (Великобритания) за книгу «The Thinking Reed» («Мыслящий тростник»), 1988. Автор книг «Реставрация в России», «Восстание среднего класса», «Периферийная империя», «Управляемая демократия», «Марксизм: не рекомендовано для обучения».

Мнения

Основную проблему представляет собой социальный аспект абортов. Но он как раз совершенно не связан с вопросом об убийстве человека на эмбриональной стадии. Он связан с социальной неприемлемостью еще не рожденного ребенка.
Обсуждение: 107 комментариев

Базой отношения заявителей к докторской степени Мединского стало одно (кроме специфики их политического и идеологического позиционирования) – их твердая уверенность в том, что правильно лишь то, что правильным считают они.
Обсуждение: 8 комментариев

Чем ближе 2017-й, тем больше будет усилий по разжиганию розни по линии «красные и белые». Но в сегодняшней России нет ни тех ни других. Нынешних коммунистов большевики повесили бы в первую очередь, а либералы, защитники белогвардейцев, больше похожи на большевиков.
Обсуждение: 128 комментариев

Устраивать открытие «Евровидения» в одном из наиболее почитаемых мест Святой Руси и православного мира в целом – действие с прозрачным символизмом. Когда-то здесь молились, теперь здесь будут скакать бородатые блудницы.
Обсуждение: 131 комментарий

Холивар о «педовыставке» продемонстрировал и еще одну особенность нашего общества. То, о чем я уже как-то писала: у нас больше нет общей и интуитивно понятной общественной морали.
Обсуждение: 406 комментариев

В первую очередь туристы вернулись – и в большом количестве – на знаменитое черноморское побережье. Но чем дальше, тем, как выясняется, большей популярностью пользуются неброские и крохотные города российской провинции.
Обсуждение: 17 комментариев

Меньше чем через сутки в США состоится главное шоу предвыборного сезона. Дональд Трамп и Хиллари Клинтон схлестнутся в очном споре на первых президентских дебатах.
Обсуждение: 19 комментариев

Борис Кагарлицкий: Латинская Америка: революция ради интеграции?

22 января 2007, 17:05
Версия для печати  •
В закладки  •
Постоянная ссылка  •
  •
Сообщить об ошибке  •

Идея не нова. Симон Боливар, завоевывая независимость для латиноамериканских республик, верил, что на месте испанских колоний появится не множество разрозненных и часто враждующих между собой государств, а единая семья братских народов, строящих свою судьбу самостоятельно, но совместно.

Этим мечтам не дано было воплотиться в жизнь, хотя, казалось бы, все предпосылки для этого были. Латинскую Америку объединяет испанский язык (за исключением, конечно, говорящей на португальском Бразилии), католическая религия, общие исторические корни и сходная культура, в том числе политическая. К тому же все страны региона на протяжении большей части своей истории находились под внешним влиянием – сначала это была европейская метрополия – Испания или Португалия, потом неформальное господство США, экономическое, а порой и политическое.

Попытки объединить континент тоже предпринимались неоднократно. Возникновение Европейского союза во второй половине ХХ века оживило мечту об интеграции по тому же образцу Латинской Америки. Практические шаги тоже предпринимались. Наиболее важным из них было создание на юге континента сообщества Mercosur, общего рынка, объединяющего наиболее развитые страны региона – Бразилию, Аргентину, Уругвай и Чили.

«Идея латиноамериканской интеграции возвращается под именем Боливарианской альтернативы и является одним из краеугольных камней стратегии венесуэльского президента Уго Чавеса»

Идею интеграции в своей версии предлагают и Соединенные Штаты. В середине 1990-х появилась на свет североамериканская зона свободной торговли NAFTA, а в начале правления Дж. Буша в Вашингтоне были серьезно увлечены идеей создать такую же зону свободной торговли в масштабах всей Америки, Северной и Южной. Правда, в Латинской Америке сразу почувствовали подвох. В конечном счете идея американской зоны свободной торговли является современной версией пресловутой доктрины Монро, предполагавшей, что страны Западного полушария тесно интегрируются между собой, одновременно противопоставляя себя Старому Свету. На практике это означало монопольное господство североамериканских компаний на рынках менее развитых стран.

Сегодня идея латиноамериканской интеграции возвращается под именем Боливарианской альтернативы и является одним из краеугольных камней стратегии венесуэльского президента Уго Чавеса.

В основе подхода Чавеса лежит трезвое понимание того, что «социализм в одной отдельно взятой стране» заведомо обречен, а революция должна выйти за пределы одного государства, превращаясь в фактор глобального общественного развития, иначе ей грозит вырождение. Президент Венесуэлы не зря, возвращаясь в 2004 году из Москвы, читал «Преданную революцию» Льва Троцкого (книгу, подаренную ему во время тура по Европе кем-то из западных активистов). Идеи Троцкого ложились на его собственную боливарианскую традицию и уроки революций недавнего прошлого – кубинской, чилийской, никарагуанской. Если Венесуэла всерьез собирается двигаться в сторону социализма, надо сделать что-то такое, что гарантирует от повторения советского опыта. Ответ видится в демократической интеграции континента.

К тому же идея интеграции популярна как в верхах, так и в низах. Североамериканская концепция свободной торговли отвергнута, но дискуссия вокруг нее спровоцировала интерес к объединительным процессам, поставила их на повестку дня. Никарагуа, Боливия, Эквадор сегодня имеют руководство, с энтузиазмом поддерживающее идеи Чавеса, по крайней мере в той части, когда речь идет о создании общих структур во имя экономического и социального развития. К тому же венесуэльская нефть слишком важна для соседних стран. В условиях высоких энергетических цен она кажется тем экономическим фундаментом, на котором все может быть построено. В дополнение к единой энергетической системе (что, безусловно, выгодно) обсуждается создание единой валюты, общего банка и совместных программ развития. Уже функционирует телекомпания Telesur, создается аналогичное континентальное радио.

Президент Венесуэлы Уго Чавес
Президент Венесуэлы Уго Чавес
Однако практические условия региона далеко не так просты, как кажется на первый взгляд. Начнем с того, что историческое сходство между странами Латинской Америки дополняется не менее разительными различиями, которые часто ускользают от внимания даже самих местных жителей, но тем не менее обнаруживаются в полном масштабе каждый раз, когда объединение континента встает на повестке дня.

Креольская культура белой элиты, представителем которой был сам Боливар, на самом деле всегда охватывала лишь меньшинство населения. Именно поэтому формально республиканские правительства на континенте то и дело сменялись авторитарными режимами, но даже тогда, когда эти режимы уступали место конституционным правительствам, сформированным в полном соответствии с европейскими нормами, реальная власть оставалась в руках у олигархии или малочисленных средних слоев. Политика Чавеса и других левых лидеров состоит как раз в том, чтобы вырвать власть у традиционных элит и перераспределить ее в пользу более широких слоев общества. Но чем более широкие слои вовлечены в политику, тем слабее традиционная боливарианская культура. Дело не только в том, что индейцы Боливии не слишком похожи на мулатов Карибского побережья Венесуэлы. Дело в том, что традиции и методы общественной самоорганизации в разных культурах разные.

Более существенно, однако, не различие культур, а расхождение между уровнями экономического развития. Не случайно то, что пока боливарианская альтернатива всерьез поддержана лишь относительно бедными и отсталыми странами региона, для которых Венесуэла реально является лидером не только благодаря своей нефти, но и благодаря своим экономическим достижениям. Напротив, с момента прихода к власти в Боливии президента Эво Моралеса, ориентированного на тесный союз с Венесуэлой, осложнились отношения этой страны с соседней Бразилией. Ведь иностранный капитал, от господства которого Моралес и его товарищи стремятся освободить страну, не только и не столько североамериканский, сколько бразильский.

В свое время реальные различия интересов между различными частями континента сорвали осуществление на практике идей Боливара. Сегодня возникает реальная угроза того, что сообщество, формирующееся вокруг Венесуэлы, окажется не прообразом единой Латинской Америки, а узким экономическим и политическим блоком, замкнутым на государство-гегемон и противостоящим не только США, но и другим странам того же континента – Бразилии, Аргентине, Чили, составляющим основу альянса Mercosur. В итоге мы увидим не более тесную интеграцию, а, напротив, более жесткое разделение Латинской Америки на соперничающие группировки.

Президент Боливии Эво Моралес
Президент Боливии Эво Моралес
На континенте, буквально пропитанном национализмом, традиции вражды между соседями ничуть не менее заметны, чем традиции антиколониальной или антиимпериалистической солидарности. Если противостояние политических принципов сведется к противостоянию претендующих на региональное влияние государств, шансы на прогрессивное развитие в любом из них будут сведены к минимуму.

В конце концов, и сталинская теория «социализма в одной отдельно взятой стране» не исключала создания стран-сателлитов, которые затем провозгласили «мировой социалистической системой». А население этих стран тяготилось кремлевской опекой настолько, что позднее оказалось готово ради освобождения от нее пожертвовать даже бесплатным образованием, дешевым жильем, хорошей медициной и другими реальными достижениями эпохи советского господства.

На деле руководствовались в Кремле тогда не стратегией мировой революции, а элементарной логикой геополитики. Надо расширяться, чтобы укрепляться. Та же логика может с течением времени восторжествовать и в Каракасе. Пока до этого далеко, да и инструментом влияния Чавеса являются не победоносные танки, а танкеры с дешевой нефтью, но его противники уже рассуждают об угрозе венесуэльского гегемонизма, и кое-где это срабатывает. На выборах в Перу, например, подобная пропаганда серьезно изменила соотношение голосов. В случае если руководство Венесуэлы не заметит этого, несложно предсказать, что «бюрократическое вырождение», которого так справедливо опасается Чавес, наступит здесь даже быстрее, чем в Советской России.

Главная привлекательность революции, происходящей в Венесуэле сегодня, не в том, что она может привести к созданию единой валюты для трех или четырех бедных южноамериканских стран, не в том, что финансисты из нескольких национальных банков смогут выбрать из своего числа самого мудрого и авторитетного, чтобы руководить объединенным межгосударственным банком. Сила революции была в том, что она, соблюдая все права и свободы, не прибегая к террору и репрессиям, смогла резко перераспределить власть и благосостояние в обществе, что благодаря ей в политическую жизнь были вовлечены миллионы людей, ранее из этой жизни исключенные, что они наконец начали уважать себя, обрели чувство собственного достоинство и веру в свои силы.

Это и есть на сей момент главный политический капитал Чавеса и его сторонников, не зависящий от колебаний мировой цены на нефть. Если этот капитал будет сохранен и приумножен, вырастет влияние Венесуэлы в мире и на континенте, в том числе и в странах Южного конуса, пока не затронутых революционным вирусом. Если же этот капитал разменяют на мелкую монету геополитики, нам надежды на новую жизнь для Латинской Америки обернутся очередными иллюзиями…


Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь


Другие мнения

Елена Шаройкина: Кому бы вы доверили играть с вами в Бога?

Сценарий планетарной катастрофы из-за неконтролируемого распространения генных мутаций, описанный в дилогии Сергея Тармашева «Наследие», становится более реалистичным. Исследования в области редактирования генов активно финансируются. Подробности...

Егор Холмогоров: Социально не одобряемое убийство

Основную проблему представляет собой социальный аспект абортов. Но он как раз совершенно не связан с вопросом об убийстве человека на эмбриональной стадии. Он связан с социальной неприемлемостью еще нерожденного ребенка. Подробности...

Сергей Черняховский: Мединский и Пикколомини

Базой отношения заявителей к докторской степени Мединского стало одно (кроме специфики их политического и идеологического позиционирования) – их твердая уверенность в том, что правильно лишь то, что правильным считают они. Подробности...

Иван Лизан: Зачем Киеву ядерное сотрудничество с Казахстаном

Сейчас цель Украины – закупка урана у Астаны и создание завода по производству ядерного топлива в Казахстане. Если не вникать в детали, то сотрудничество выглядит достаточно выгодным, однако дьявол, как известно, кроется в деталях. Подробности...
Обсуждение: 6 комментариев

Эдуард Биров: Необходимо историческое примирение

Чем ближе 2017-й, тем больше будет усилий по разжиганию розни по линии «красные и белые». Но в сегодняшней России нет ни тех ни других. Нынешних коммунистов большевики повесили бы в первую очередь, а либералы, защитники белогвардейцев, больше похожи на большевиков. Подробности...
Обсуждение: 88 комментариев

Александр Разуваев: Почетная обязанность мужчин

Растет число не только юношей, но и взрослых мужчин, которые предпочитают сбросить финансовые расходы на хрупкие женские плечи. Понятно – нефть дешевая, кризис. Однако в нашем мире у нас, мужчин, свои расходы, а у дам – свои. Подробности...
Обсуждение: 117 комментариев

Общественное мнение: Партийная машина и опыт против яркого политика «не из системы»

В США прошли первые дебаты кандидатов в президенты страны: от итогов этих встреч зависит исход всей предвыборной кампании. Пользователи соцсетей и эксперты дали оценку выступлениям Хиллари Клинтон и Дональда Трампа. Подробности...
Обсуждение: 37 комментариев

Надана Фридрихсон: Тонкое чувство прекрасного

Следующее пространство, куда вломится моралист, – это порог наших греховных квартир. Ой, сколько всего он там сможет обнаружить. Ну да ладно. Пока о выставках. Это типичная история российской забавы. Подробности...
Обсуждение: 356 комментариев

Михаил Ковалев: Разведка боем на дебатах состоялась

В США прошли первые дебаты кандидатов в президенты. Впереди еще два раунда – 9 и 19 октября. И самые важные – последние, как финальный бой героя и антигероя в кино. И важны оценки не «здесь и сейчас», а в сумме драматургии. Подробности...
Обсуждение: 34 комментария

Сергей Худиев: Европляски на костях

Устраивать открытие «Евровидения» в одном из наиболее почитаемых мест Святой Руси и православного мира в целом – действие с прозрачным символизмом. Когда-то здесь молились, теперь здесь будут скакать бородатые блудницы. Подробности...
Обсуждение: 122 комментария
 
 
© 2005 - 2016 ООО Деловая газета «Взгляд»
E-mail: information@vz.ru
.masterhost Apple iTunes Google Play
В начало страницы  •
Поставить закладку  •
На главную страницу  •
..............