1 ноября, суббота  |  Последнее обновление — 11:38  |  vz.ru

Олег Кашин

 
Олег Кашин (1980). По образованию – инженер-судоводитель, на самом деле – журналист. Работал в «Комсомольской правде», «Коммерсанте», «Известиях», «Русском журнале». Писал для «Лимонки», «Большого города» и еще многих изданий. Сейчас работает в журнале «Эксперт» и молодежной газете «Ре:акция», ведет регулярную рубрику в таблоиде «Твой день» и совместную с Марией Гайдар передачу «Черное и белое» на телеканале «О2ТВ». Кашина одинаково не любят либералы и фашисты, левые и правые, но почему-то никто не перестает его читать. Женат.

Мнения

На российском рынке есть бренды на латинице, под которыми продается продукция, произведенная в России. А несчастный потребитель чужеродными буквами вводится в заблуждение. И даже впадает в ступор.
Обсуждение: 112 комментариев

Я поздравляю Украину с ее первым серьезным достижением на пути евроинтеграции. Украине впервые успешно удалось осуществить в ассоциации с ЕС тот трюк скандальной истерички-шантажиста, который десятки, сотни, если не тысячи раз срабатывал в отношениях с Россией.
Обсуждение: 129 комментариев

Прошло уже больше трех месяцев, как я не был в своем родном городе. Без расставаний не было бы встреч. Как изменилась Украина и Киев за прошедшее лето. С начала июня столица живет без горячей воды.
Обсуждение: 283 комментария

Педагогика – лучший пример того, что не имеет никакого значения, украдена диссертация, списана или вымучена бессонными ночами: в последнем случае ее ценность все так же стремится к нулю.
Обсуждение: 138 комментариев

Что это вообще за выборы назначены «на особых территориях Донбасса» на 2 ноября? Кто, кого и куда выбирает, в чем тут интрига? Почему из–за признания Россией выборов так взвились Евросоюз и крикуны из Киева?
Обсуждение: 17 комментариев

В ходе теледебатов я задал простой вопрос: что вы сказали бы про выборы, на которых блок премьера и министра МВД, заведомо обладающих админресурсом, поднял свой процент за три дня с 8% до 22%? И тут началась истерика.
Обсуждение: 125 комментариев

Недавно в тренажерном зале со мной произошла неприятность. Я делала упражнения на полу, а рядом приседала девочка. Очень крупная. И она упала на меня. Потеряла равновесие и упала, потому что старательная.
Обсуждение: 218 комментариев

Олег Кашин: Полный Альбац

26 октября 2006, 23:20
Версия для печати  •
В закладки  •
Постоянная ссылка  •
  •
Сообщить об ошибке  •

Кто-то учится на своих ошибках, кто-то на чужих, а кто-то – ничему не учится в принципе. Радиостанция «Эхо Москвы» на семнадцатом году своего успешного существования неожиданно столкнулась с той же проблемой, которую когда-то пережил певец Киркоров.

Какими будут потери «Эха Москвы» сейчас – пока прогнозировать трудно. Единственное, что можно сказать с очень высокой долей вероятности, – для спасения репутации радиостанции придется расстаться со своей ведущей Евгенией Альбац и ее программой «Полный Альбац». Очередной выпуск «Полного Альбаца» (воскресенье, 19.08) – уже под угрозой срыва. Возможно, редакторам радиостанции придется отказаться в этом выпуске от основной традиции «Эха» - слушательских звонков в студию. Как и два года назад, когда сайт «Миллион против Киркорова» собирал подписи под обращенным к певцу требованием извиниться перед журналисткой, многие пользователи Интернета готовятся к флеш-мобу, участники которого собираются звонить в эфир с единственной фразой: «Альбац, вон из эфира!»

Скандал начался в прошлое воскресенье, когда Альбац пригласила в свою передачу молодую журналистку Анну Арутюнян, написавшую для англоязычного выпуска «Московских новостей» статью об Анне Политковской.

«Многие пользователи Интернета готовятся к флеш-мобу, участники которого собираются звонить в эфир с единственной фразой: «Альбац, вон из эфира!»

Тема передачи была заявлена обтекаемо: «Нужна ли «четвертая власть» российскому обществу?» Уже в эфире выяснилось, что ведущая и двое других гостей в студии (заместитель главного редактора «Новой газеты» Сергей Соколов и обозреватель того же издания Юрий Рост) намерены максимально сузить заявленную тему, сведя ее к обсуждению той самой статьи Анны Арутюнян, которая не понравилась всем троим.

Дискуссия в формате «трое на одного» (так же, как, например, и драка) - это уже не вполне честно, но соотношение сил оказалось только первым из череды сюрпризов, обрушившихся на Арутюнян в эфире.

Начиная разговор, Евгения Альбац упрекнула Анну Арутюнян в том, что она пишет не по-русски («Я вынуждена переводить с английского», - извинилась ведущая перед слушателями), а также в том, что, по мнению автора статьи, «российские читатели воспринимали Политковскую скорее как правозащитника, нежели как журналиста». Анна Арутюнян приготовилась отвечать на эти упреки, но Евгения Альбац, судя по всему, не нуждалась в чьих-то ответах – ответы у нее были готовы. Перебив девушку, Альбац зачем-то пересказала ее биографию (как будто пятнадцать лет, прожитых Анной Арутюнян в Америке, как-то влияют на ее право иметь собственное мнение), затем упрекнула ее в том, что в статье были использованы комментарии Глеба Павловского и автора этих строк, а затем разговор окончательно приобрел характер избиения. Цитирую по стенограмме :

«Е. Альбац: Что вами двигало, когда вы писали?
А. Арутюнян: Нет, я не хотела сказать, что она не искала правду.
Е. Альбац: Вы сказали именно это. Скажите, вам стыдно сейчас?
А. Арутюнян: Нет, мне не стыдно.
Ю. Рост: Жень, прости, пожалуйста. Я думаю, что тут все ясно, думаю, что силы неравны. И самое главное, обида…
Е. Альбац: Видишь, Аня защитить себя не может.
Ю. Рост: Обидно, конечно, что это опубликовано и что молодой человек начинает свою карьеру журналистскую именно с вот такого качества журналистики, если это можно так назвать. Мне это обидно. Я считаю, что в самом начале пути, по существу, она потеряла право, в общем, судить о любом человеке».

К заявленной теме Евгения Альбац вернулась только в конце передачи, заявив: «Мне кажется, что пока возможно написать о погибшем журналисте то, что написала Анна Арутюнян, нельзя рассчитывать на то, что нас будут воспринимать как «четвертую власть».
Но и это еще не все. В своем блоге Анна Арутюнян рассказала о том, что было после эфира: «Как бы то ни было, после эфира, опять в комнате ожидания, как только подошла Альбац, я пыталась выяснить, почему так вышло: «Евгения, я в некотором недоразумении... почему...» (Русский от взволнованности у меня немного поплыл.) И тут началось.

Евгения Альбац (фото: Гульнара Хаматова/ВЗГЛЯД)
Евгения Альбац (фото: Гульнара Хаматова/ВЗГЛЯД)

«Вы должны уйти из профессии», - прервала меня Альбац, по ходу тирады постепенно повышая голос (свидетелей не было, как и диктофона, так что воспроизвожу по памяти). «Я буду теперь следить за всеми вашими публикациями. Вашу статью о Политковской я переслала Катрине Ванден Хювел [редактор американского журнала The Nation, куда я пишу]. Я в Америке знаю важных людей. Вам должно быть стыдно за то, что вы сделали [к тому моменту мне действительно стало стыдно, что я так бездарно и глупо потратила воскресный вечер]. А теперь - вон отсюда!»

Вот такая история.

Дело здесь, безусловно не в личности Анны Арутюнян, которой наверняка не хватает журналистского опыта (что в принципе поправимо), и тем более не в содержании ее статьи. В конце концов, мысль о том, что «российские читатели воспринимали Политковскую скорее как правозащитника, нежели как журналиста» – вполне банальна, даже президент Путин в Германии повторил ее с незначительными вариациями. Понятно, что тем, кто издевался над девушкой в эфире, сама Анна была глубоко безразлична. Хамство ведущих «Эха Москвы» по отношению к гостям в студии, радиослушателям и даже друг к другу давно стало одной из фирменных черт этой радиостанции. До какого-то момента легкая скандальность даже придавала «Эху» дополнительную популярность – но все приедается, приелось и это. Как злому подростку, мучающему кошек, в какой-то момент надоедает таскать за хвосты этих животных – и он (что в принципе логично) начинает их убивать. Пока тоже не надоест.

Но статус общенациональной радиостанции подразумевает все-таки чуть большую ответственность, чем у жестокого тинейджера. За свое хамство нужно отвечать. Ответит ли за него Альбац?

Впрочем, речь не только об узкокорпоративных проблемах «Эха Москвы». Проблема несколько шире. В российском журналистском сообществе сформировалась узкая группировка людей, присвоивших себе право выступать от имени всего журналистского сообщества, раздавать ярлыки, выступать не как журналисты, а как некая «профессиональная совесть», выводы которой обязательны к исполнению и обжалованию не подлежат.

Цветы у портрета журналистки, обозревателя «Новой газеты» Анны Политковской (фото: ИТАР-ТАСС)
Цветы у портрета журналистки, обозревателя «Новой газеты» Анны Политковской (фото: ИТАР-ТАСС)
Показателен качественный состав этой группировки. В ней мы не найдем ни одного сколько-нибудь крупного из российских журналистов. «Совестью русской журналистики» не считает себя ни Андрей Колесников, по праву считающийся классиком репортажно-фельетонного жанра, ни его коллега по «Коммерсанту» Ольга Алленова, уже который год остающаяся непревзойденным мастером «кавказского репортажа» - будь то репортаж из Чечни, из Грузии или из Беслана, ни многие другие, менее знаменитые, но бесспорно профессиональные представители деловой, «желтой» или «глянцевой» журналистики – журналисты «Ведомостей» и $mart Money, «Твоего дня» и Hello!, Esquire и GQ. Нет, в «Совесть журналистики» рвутся совсем другие люди – зацикленные на своих прошлых заслугах (реальных или вымышленных), навсегда оставшиеся в начале девяностых или даже в перестройке. Та же самая Евгения Альбац – что можно сказать о ней?

Журналистская звезда этой женщины взошла в конце восьмидесятых с подачи, как чаще всего в те годы и случалось, Егора Яковлева. Этот, бесспорно, великий редактор (тогда он возглавлял «Московские новости») дал тридцатилетней Евгении Альбац «звездное» задание, выполнение которого никак не зависело от ее профессиональных и журналистских качеств. Альбац тогда была беременна, и Яковлев предложил ей в рубрике «репортер получил задание» писать очерки о приключениях беременной женщины. Она писала. Эти очерки, последний из которых повествовал непосредственно о родах, не могли не войти в историю отечественной журналистики. Их интересно перечитывать и сейчас (лет десять спустя, кстати, Альбац вела в «Известиях» колонку о воспитании дочери – той самой). Могут ли они служить мандатом на журналистскую гениальность, не имеющим срока действия? Сомневаюсь.

Тем не менее по факту именно так все и произошло. Уже никто не помнит, чем знаменита журналистка Альбац – но мало кому приходит в голову сомневаться в ее величии. Особенно если учесть ее многочисленные титулы, заставляющие вспомнить Охотника из «Обыкновенного чуда» (он уже ни на кого не охотился, потому что был занят мониторингом охотоведческой литературы – следил, чтобы никто не опроверг его былых заслуг), – главной жемчужиной в этом ожерелье регалий выглядит звание профессора Высшей школы экономики (ГУ ВШЭ). И кому какая разница, что цена этому профессорству – аппаратный талант ректора ГУ ВШЭ Ярослава Кузьминова, который такими реверансами в сторону либеральной общественности (кроме Альбац, в ВШЭ профессорствует еще один «большой ученый» - Ольга Романова, уволенная в прошлом году с «РЕН-ТВ» после полемики в «эхомосковском» стиле с новым менеджментом телекомпании) компенсирует свою близость к нынешним властям. Это неважно. Написано «профессор» - значит, профессор.

Проблема дутых авторитетов существует во всех сферах – от журналистики и литературы до медицины и фундаментальных наук. Всем памятен случай, когда корейский биолог Хван У Сук, чьи успехи в клонировании были для корейцев национальной гордостью, при более тщательном рассмотрении оказался почти шарлатаном. Шарлатанов рано или поздно разоблачают. Надо только сделать первый шаг.

Станут ли возможные последствия скандала с Альбац таким первым шагом для российской журналистики?
Иначе – действительно будет полный Альбац.


Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте Russia.ru. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь


← На главную страницуПисьмо авторуПодписка на колонку


Другие материалы этого автора:
  •  Олег Кашин: Звезда, которую не узнают на улицах
    Популярную у либеральной интеллигенции версию, будто Михаил Шолохов не сам написал роман «Тихий Дон», я всегда воспринимал как личное оскорбление.
  •  Олег Кашин: Страшная трагедия в Калининграде
    Любой закон, даже если речь идет о законах журналистики, можно обойти не нарушив. Например, когда я работал в ежедневной газете, редактор (не столько из практических, сколько из воспитательных соображений) жестко требовал, чтобы каждая заметка начиналась со слова «вчера», то есть требовал писать только о самых свежих событиях, а если событие произошло не вчера, то, каким бы оно ни было сенсационным, писать о нем не нужно.
  •  Олег Кашин: Моя форма
    Давно замечено, что люди, не служившие в армии, очень любят носить армейскую или псевдоармейскую форму – все помнят, каким был повседневный костюм Иосифа Сталина, из более свежих примеров стоит вспомнить сценические одежды Майкла Джексона, украшенные всевозможными эполетами и аксельбантами.
  •  Олег Кашин: «Марш несогласных»: первое впечатление
    «Что за движуха?» – «Касьянова повинтили!» – чья-то перекличка у меня за спиной. Оборачиваюсь – действительно, колонна, которая только что относительно чинно следовала по 1-й Брестской за бывшим премьером, смялась, зачем-то свернула в переулок и очень здорово ускорилась.
  •  Олег Кашин: Ближнее зазеркалье
    В прошлые выходные в Южной Осетии прошел, как известно, референдум, на котором почти все население республики высказалось за ее независимость. Месяцем ранее парламент Абхазии обратился к росссийским властям с просьбой принять эту республику в состав России. В начале сентября референдум о независимости был в Приднестровье.
  •  Олег Кашин: «Следствие ведут знатоки». Ретрорецензия
    Недавно я пересмотрел все 22 фильма, составляющие сериал «Следствие ведут знатоки», и крепко задумался о том, что мне с этим богатством теперь делать.
  •  Олег Кашин: Повестка дня
    Однажды мы с одним моим товарищем вместе устраивались на работу в газету. Главному редактору мы понравились, и он повел нас знакомиться с основным акционером издания.
  •  Олег Кашин: Кто убил Анну Политковскую?
    Смерть Анны Политковской потрясла всех. Каким бы ни было отношение к покойной при жизни, злорадствовать сегодня по поводу ее убийства могут только животные, по недоразумению записанные в люди. А таких животных, как выяснилось, в нашем обществе хватает.
  •  Олег Кашин: Яркость и выпуклость виртуального ГУЛАГа
    «Совсем недавно появился сайт фото и кинодокументов «ГУЛАГ – с фотокамерой по лагерям». Это первый сетевой ресурс, в котором вывешены фотоматериалы из архивов репрессивных органов советской власти.
 
 
© 2005 - 2014 ООО Деловая газета «Взгляд»
E-mail: information@vz.ru
.masterhost Apple iTunes Google Play
В начало страницы  •
Поставить закладку  •
На главную страницу  •
..............