1 июля, пятница  |  Последнее обновление — 16:32  |  vz.ru

Виктор Топоров

 
Виктор Топоров (1946) - главный питерский критик-скандалист. Самая известная книга его так и называется - «Записки скандалиста». Переводчик поэзии и прозы. Автор теории «плохого перевода». Топоров – серый кардинал издательства «Амфора», главный локомотив издательства «Лимбус Пресс» и премии «Национальный бестселлер». Действительный член Академии российской современной словесности. Боятся Топорова все – и правые, и левые, «свои» и тем более чужие.

Мнения

Я с некой тайной радостью узнала, что Турцию вновь открыли для туризма – теперь все те, кому Крым не подходит, уедут туда, а здесь, быть может, станет попросторнее и подешевле. Так можно ли в Крыму нормально отдыхать?
Обсуждение: 174 комментария

Начинает казаться, что произошла ошибка. Затмение внезапно накрыло страну, и 52% британцев высказались за этот страшный-непонятный выход! Но ошибки не было. Затмения не было. Кто они, эти люди, которые захотели невозможного?
Обсуждение: 26 комментариев

Референдум в Великобритании, хотя и не имеет прямого отношения к Украине, но, вероятно, станет этапом для переосмысления основ украинской государственности.
Обсуждение: 82 комментария

Очень скоро перед российскими миллионерами и крупными чиновниками будет стоять нелегкий выбор: если они хотят, чтобы их дети продолжили семейный успех, их надо отправлять учиться не в Лондон, а совсем в другое место.
Обсуждение: 227 комментариев

Сегодня от вероломства и доминирования США устали даже в Европе. Состоявшийся Brexit показал, что народы Европы более не желают растворяться в американском плавильном котле, а все чаще говорят о восстановлении и сохранении своей идентичности.
Обсуждение: 27 комментариев

Меры, принимаемые для того, чтобы помешать смутьянам настраивать против государства до того лояльных граждан, могут быть восприняты этими гражданами как несправедливое стеснение и, таким образом, выполнить работу смутьянов.
Обсуждение: 56 комментариев

Политический прагматизм нынче в России чрезвычайно моден: не только среди политиков и экспертов, но и в обсуждениях читателей. Постоянно слышишь вокруг: надо вести жесткую внешнюю политику и давить всех без сантиментов.
Обсуждение: 67 комментариев

Виктор Топоров: Pelevin - cool

22 ноября 2005, 15:03
Версия для печати  •
В закладки  •
Постоянная ссылка  •
  •
Сообщить об ошибке  •

Книга Виктора Пелевина «Шлем ужаса» вышла в рамках международного межиздательского проекта и, соответственно, написана под заказ. Это первое заказное произведение писателя, что, разумеется, не делает саму книгу ни лучше ни хуже.

Вдохновение, в отличие от рукописи, не продается, но, с другой стороны, мастерства не пропьешь.
Проект «Мифы» таков: известным писателям (по преимуществу англоязычным) предложено сочинить по парафразу какого-нибудь – не обязательно античного – мифа.
Миф каждый из них выбирает сам.
Что все это должно значить, не очень понятно.

Интереснее было бы, проинтерпретируй несколько писателей один миф или один писатель – сразу несколько. А так ситуация задана заведомо расплывчатая, особенно если учесть, что на мифах (ну или на архетипах – это вопрос терминологический) выстроена вся мировая литература.

К тому же известное удивление вызывает перечень привлеченных к проекту авторов: скажем, сочная бытописательница (но никак не более того) Маргарет Этвуд.

Но в любом случае, России предоставили место, и это почетно.

«На переходе от «ДПП» к роману про лисичку А Хули Пелевин поменял издателя, перепрыгнув при этом через ступеньку – из универсама Вагриус в гипермаркет Эксмо»

И место это отдали Пелевину – и это правильно. А могли бы Людмиле Улицкой или (страшно даже представить!) Виктору Ерофееву, не говоря уж о Борисе Акунине.

Известно высказывание некоего поэта: «Написал стихотворение о любви. Закрыл тему».

Тему мифа как такового закрыл, вообще-то говоря, Джеймс Джойс. Хотя и Томас Манн с «Иосифом и его братьями» не промахнулся.

А из новейшей литературы назову оставшийся незамеченным шедевр русского американца Алексея Л. Ковалева «Сизиф».

Который я, кстати, прочел одновременно со «Шлемом ужаса» – три года назад; оба – в рукописи. «Шлем ужаса» был тогда выдвинут на соискание премии «Национальный бестселлер» (которую Пелевин впоследствии получил за «ДПП (нн)»), но лавров не снискал.

На переходе от «ДПП» к роману про лисичку А Хули Пелевин поменял издателя, перепрыгнув при этом через ступеньку – из универсама «Вагриус» в гипермаркет «Эксмо».

И написал в результате свой не лучший роман, как утверждают одни, и не худший, как полагают другие, а нечто принципиально иное: «фирменного» Пелевина, адаптированного для массового читателя.

Держа в уме стартовый тираж в 150 000 экземпляров и делая поправку на middle brow. «Шлем ужаса» написан раньше – еще для яйцеголовых – и адаптирован по-другому: для перевода прежде всего на английский. Отсюда, на мой взгляд, аскетизм языка и общая установка на минимализм изобразительных средств.

По жанру это радиопьеса в форме чата. Семь сетевых персонажей ведут мнимое существование в лабиринте, где свирепствует Минотавр, избавить от которого может, естественно, только Тесей.

Впоследствии, правда, выясняется, что «семеро несмелых» – маски самого Минотавра (вернее, они в совокупности представляют собой «коллективного Минотавра» – помните, в ходу была такая схема: «коллективный Ельцин», «коллективный Распутин», потом стали говорить «Семья», – персонажи радиопьесы – Семья Минотавра), и Тесея они не столько ждут, сколько заманивают в ловушку.

Знаете, как в анекдоте про старого петуха, который, потоптав весь курятник, без сил валится наземь: «Стоило ли тебе так надрываться, отец?» – спрашивает у него молодой петух. – «Тсс!.. Не шуми. Это я ворону подманиваю!»

Виктор Пелевин
Виктор Пелевин
И «коллективный Минотавр», и анекдот про ворону, и апории Зенона (и псевдоапории псевдо-Зенона), и стереометрические конструкции в духе кинострашилки «Куб», и космогония пополам с теогонией, и макаронистические каламбуры на крепкой матерной подкладке, и выпады против цензуры и против постмодернизма (против цензуры постмодернизма и против проникнутой упадническим духом постмодернизма цензуры), и, разумеется, прекомичнейшее экзистенциальничанье – все это подается в «Шлеме ужаса» на одинаково предельном серьезе.

Чем, собственно, и обеспечивается незаурядный художественный эффект или, проще говоря, удовольствие, получаемое при чтении этой небольшой книжицы.

Вот такого серьеза, даже в лучших вещах, не умел выдержать Владимир Сорокин – и потому у него дело неизменно заканчивалось coitus’ом interruptus’ом, то есть пшиком.

А Пелевин – честь ему и хвала – выдерживает:

«Да, именно. Дикобраз сидит на бронзовом пеньке, с которого во все стороны течет вода, словно зверька сильно напугали. А змея, завиваясь кольцами, подползает к пеньку и пускает вверх высоченную струю, которая разделяется на три ответвления и падает дождем на дикобраза и все вокруг. Удивительно красивый фонтан. Когда я его первый раз увидела, в брызгах воды рядом с ним висела маленькая радуга, и с тех пор я его больше всего полюбила. На самом деле там три струи, но с разным напором. Наконечники, из которых они бьют, расположены в пасти у змеи вплотную друг к другу. Поэтому кажется, что вверх бьет одна, а вниз падают три. Я еще вспомнила татуировку на твоей кисти, где нефть и яхт-клуб. Струя, которую ты видел над кустами, разделяется натрое?»

Обложка книги Виктора Пелевина «Шлем ужаса»
Обложка книги Виктора Пелевина «Шлем ужаса»
О космогонии – собственно шлем ужаса, сепаратор, пузыри надежды и пр. – говорить не буду. О ней уже все сказал (рассуждая о космогонии Уильяма Блейка) Т.С.Элиот: чувствуешь себя, как в доме умельца, выстругавшего себе мебель, вместо того чтобы купить ее в магазине.

Пелевин, понятно, не Блейк, но фуганок с киянкой у него что надо.

И последнее. Критика пишет о «Шлеме ужаса» взахлеб.

Я читаю и удивляюсь – и похвалам (с которыми, впрочем, согласен), и градусу похвал. Ведь восторгаются те же люди, которые три года назад – на правах членов Большого жюри «НацБеста» – «Шлем ужаса» начисто проигнорировали.

Предпочтя ему наряду с прочим, например, «Друга утят» Дмитрия Галковского.

Так что изменилось с тех пор – текст Пелевина, сам Пелевин, критики или время?
Изменился в первую очередь метод подачи: рукопись – это одно, книга – уже другое, а книга в рамках международного проекта – это cool.
Стартовый тираж в 100 000 книжных копий плюс 3 DVD плюс МР-3 – это cool.
А главное, все остальное – warm!
Warm as worms and worse then verse – первый каламбур принадлежит мне, второй – Салману Рушди, и текущую литературную ситуацию они в совокупности описывают адекватно.


Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь


Другие мнения

Ирина Петракова: Все, что нужно знать о CNN

Обозреватель CNN призывает открыть глаза и понять, что боевики ИГИЛ – это не просто арабы и французы, а во многом – русские, в том числе чеченцы, принявшие радикальный ислам из-за жесткой политики российских властей. Подробности...

Олег Макаренко: Обречен ли Евросоюз?

Казалось бы, Евросоюз обречён на постепенную деградацию или как минимум на долгое зализывание оставленной после ампутации Британии раны… Однако «Брексит» открывает перед ядром Евросоюза новые, очень интересные возможности. Подробности...
Обсуждение: 13 комментариев

Глеб Кузнецов: Тихоокеанский поворот России

В 2012 году развитию Дальнего Востока был придан новый импульс. Но почувствовали ли дальневосточники внимание государства? Оценили ли усилия нового министерства? Как они смотрят на будущее своего региона и его перспективы? Подробности...
Обсуждение: 48 комментариев

Владимир Полуев: Олланд ставит французов перед четким выбором

Экономический кризис. Война с профсоюзами и массовые манифестации из-за трудовой реформы. Все это на фоне сохраняющейся угрозы терактов, миграционного кризиса и выскочившего Brexita. Как заставить избирателя голосовать? Подробности...

Захар Прилепин: Плохие стихи

Ежевечерняя своеобразная колыбельная для лучшего пищеварения. Отстрелялись по «дуракам и алкоголикам» – а теперь спой нам, милый, «прости нас, Украина, как тебе тяжело...» И ещё вот эту: «Когда мы вернёмся...» Подробности...
Обсуждение: 70 комментариев

Наталья Андросенко: Крым. Входные данные

Я с некой тайной радостью узнала, что Турцию вновь открыли для туризма – теперь все те, кому Крым не подходит, уедут туда, а здесь, быть может, станет попросторнее и подешевле. Так можно ли в Крыму нормально отдыхать? Подробности...
Обсуждение: 174 комментария

Игорь Димитриев: Не верьте таким – кинут!

Поведение европарламентариев, улюлюкающих во время выступления вдохновителя «Брексита» Найджела Фараджа, напомнило мне одесскую интеллигенцию. Тихие люди в стареньких пиджаках превратились в брызгающую пеной свору собак. Подробности...
Обсуждение: 71 комментарий

Татьяна Шабаева: Референдум молчунов

Начинает казаться, что произошла ошибка. Затмение внезапно накрыло страну, и 52% британцев высказались за этот страшный-непонятный выход! Но ошибки не было. Затмения не было. Кто они, эти люди, которые захотели невозможного? Подробности...
Обсуждение: 26 комментариев

Денис Селезнев: Вырождение украинской мечты

Референдум в Великобритании, хотя и не имеет прямого отношения к Украине, но, вероятно, станет этапом для переосмысления основ украинской государственности. Подробности...
Обсуждение: 82 комментария

Александр Разуваев: «Холодная война» между Россией и Турцией закончилась

В Кремле подтвердили заявление пресс-службы турецкого лидера о том, что российский и турецкий президенты договорились о личной встрече. Можно утверждать, что «холодная война» между Россией и Турцией закончилась. Что в итоге? Подробности...
Обсуждение: 113 комментариев
 
 
© 2005 - 2016 ООО Деловая газета «Взгляд»
E-mail: information@vz.ru
.masterhost Apple iTunes Google Play
В начало страницы  •
Поставить закладку  •
На главную страницу  •
..............