22 января, воскресенье  |  Последнее обновление — 03:46  |  vz.ru

Виктор Топоров

 
Виктор Топоров (1946) - главный питерский критик-скандалист. Самая известная книга его так и называется - «Записки скандалиста». Переводчик поэзии и прозы. Автор теории «плохого перевода». Топоров – серый кардинал издательства «Амфора», главный локомотив издательства «Лимбус Пресс» и премии «Национальный бестселлер». Действительный член Академии российской современной словесности. Боятся Топорова все – и правые, и левые, «свои» и тем более чужие.

Мнения

Трамп был удивительно хмур, жесток и почти не улыбался даже на камеру. Казалось, что закончив присягу, он тут же произнесет свое коронное: «Вы уволены! Все вы уволены!». И он действительно это произнес.
Обсуждение: 117 комментариев

21 января этого года исполнится 105 лет, как родился в городе Арзамасе Л. Л. Оболенский. Немногие вспомнят, кто это, хотя судьба этого человека многое способна объяснить из того, что происходит в наши дни, особенно на Украине и вокруг нее.
Обсуждение: 30 комментариев

Для того, чтобы вести себя мудро и осмотрительно и не визжать на каждом углу о «российской агрессии», Финляндии потребовалось две полноценных войны с СССР. Неужели эта мудрость по-другому не приходит?
Обсуждение: 37 комментариев

Калининград давно уже превратился в новое российское «окно в Европу». И в это самое «окно» раздраженные, запуганные выдуманными страхами соседи все время норовят показать кукиш, словно дворовые хулиганы.

Барак Обама воспринимал себя как президента уникального – все-таки первый президент-афроамериканец. И это самовосприятие давило его, заставляло делать необдуманные шаги. Этот кейс, кстати говоря, очень полезен для историков.
Обсуждение: 31 комментарий

В Соединенных Штатах инаугурация нового президента обещает быть «веселой». С протестами и охраной байкеров. Но это дела американские. Что же до Европы, то здесь стоит поговорить о том, чем так не угодил уходящий президент простым гражданам ЕС.
Обсуждение: 28 комментариев

Почему ориентироваться на дореволюционную культуру в двадцать первом веке – правильно, а на советскую – не очень? Потому что советская культура учит людей умирать, а дореволюционная – учит жить.
Обсуждение: 456 комментариев

В эти дни проходит знаменитый Давосcкий форум. Но интереса к нему не видно. Россия направила туда делегацию не значительную и, прямо скажем, не влиятельную. Трамп вообще проигнорировал форум. Возникает вопрос – что случилось?
Обсуждение: 35 комментариев

Некое кровавое переформатирование Америки неизбежно. Либо оно будет начато истеблишментом и элитами уже в ближайшие дни, пока легитимность Трампа еще висит на волоске, либо его придется проводить самому новому президенту.
Обсуждение: 50 комментариев

Татарский язык не умрет в одночасье, но будет все менее нужным, все менее предпочитаемым и оттого будет угасать. Так было, так есть, так будет – не только с татарским, не потому что он «какой-то плохой», такова вообще судьба языков. Изредка она обратима.
Обсуждение: 230 комментариев

Виктор Топоров: Pelevin - cool

22 ноября 2005, 15:03
Версия для печати  •
В закладки  •
Постоянная ссылка  •
  •
Сообщить об ошибке  •

Книга Виктора Пелевина «Шлем ужаса» вышла в рамках международного межиздательского проекта и, соответственно, написана под заказ. Это первое заказное произведение писателя, что, разумеется, не делает саму книгу ни лучше ни хуже.

Вдохновение, в отличие от рукописи, не продается, но, с другой стороны, мастерства не пропьешь.
Проект «Мифы» таков: известным писателям (по преимуществу англоязычным) предложено сочинить по парафразу какого-нибудь – не обязательно античного – мифа.
Миф каждый из них выбирает сам.
Что все это должно значить, не очень понятно.

Интереснее было бы, проинтерпретируй несколько писателей один миф или один писатель – сразу несколько. А так ситуация задана заведомо расплывчатая, особенно если учесть, что на мифах (ну или на архетипах – это вопрос терминологический) выстроена вся мировая литература.

К тому же известное удивление вызывает перечень привлеченных к проекту авторов: скажем, сочная бытописательница (но никак не более того) Маргарет Этвуд.

Но в любом случае, России предоставили место, и это почетно.

«На переходе от «ДПП» к роману про лисичку А Хули Пелевин поменял издателя, перепрыгнув при этом через ступеньку – из универсама Вагриус в гипермаркет Эксмо»

И место это отдали Пелевину – и это правильно. А могли бы Людмиле Улицкой или (страшно даже представить!) Виктору Ерофееву, не говоря уж о Борисе Акунине.

Известно высказывание некоего поэта: «Написал стихотворение о любви. Закрыл тему».

Тему мифа как такового закрыл, вообще-то говоря, Джеймс Джойс. Хотя и Томас Манн с «Иосифом и его братьями» не промахнулся.

А из новейшей литературы назову оставшийся незамеченным шедевр русского американца Алексея Л. Ковалева «Сизиф».

Который я, кстати, прочел одновременно со «Шлемом ужаса» – три года назад; оба – в рукописи. «Шлем ужаса» был тогда выдвинут на соискание премии «Национальный бестселлер» (которую Пелевин впоследствии получил за «ДПП (нн)»), но лавров не снискал.

На переходе от «ДПП» к роману про лисичку А Хули Пелевин поменял издателя, перепрыгнув при этом через ступеньку – из универсама «Вагриус» в гипермаркет «Эксмо».

И написал в результате свой не лучший роман, как утверждают одни, и не худший, как полагают другие, а нечто принципиально иное: «фирменного» Пелевина, адаптированного для массового читателя.

Держа в уме стартовый тираж в 150 000 экземпляров и делая поправку на middle brow. «Шлем ужаса» написан раньше – еще для яйцеголовых – и адаптирован по-другому: для перевода прежде всего на английский. Отсюда, на мой взгляд, аскетизм языка и общая установка на минимализм изобразительных средств.

По жанру это радиопьеса в форме чата. Семь сетевых персонажей ведут мнимое существование в лабиринте, где свирепствует Минотавр, избавить от которого может, естественно, только Тесей.

Впоследствии, правда, выясняется, что «семеро несмелых» – маски самого Минотавра (вернее, они в совокупности представляют собой «коллективного Минотавра» – помните, в ходу была такая схема: «коллективный Ельцин», «коллективный Распутин», потом стали говорить «Семья», – персонажи радиопьесы – Семья Минотавра), и Тесея они не столько ждут, сколько заманивают в ловушку.

Знаете, как в анекдоте про старого петуха, который, потоптав весь курятник, без сил валится наземь: «Стоило ли тебе так надрываться, отец?» – спрашивает у него молодой петух. – «Тсс!.. Не шуми. Это я ворону подманиваю!»

Виктор Пелевин
Виктор Пелевин
И «коллективный Минотавр», и анекдот про ворону, и апории Зенона (и псевдоапории псевдо-Зенона), и стереометрические конструкции в духе кинострашилки «Куб», и космогония пополам с теогонией, и макаронистические каламбуры на крепкой матерной подкладке, и выпады против цензуры и против постмодернизма (против цензуры постмодернизма и против проникнутой упадническим духом постмодернизма цензуры), и, разумеется, прекомичнейшее экзистенциальничанье – все это подается в «Шлеме ужаса» на одинаково предельном серьезе.

Чем, собственно, и обеспечивается незаурядный художественный эффект или, проще говоря, удовольствие, получаемое при чтении этой небольшой книжицы.

Вот такого серьеза, даже в лучших вещах, не умел выдержать Владимир Сорокин – и потому у него дело неизменно заканчивалось coitus’ом interruptus’ом, то есть пшиком.

А Пелевин – честь ему и хвала – выдерживает:

«Да, именно. Дикобраз сидит на бронзовом пеньке, с которого во все стороны течет вода, словно зверька сильно напугали. А змея, завиваясь кольцами, подползает к пеньку и пускает вверх высоченную струю, которая разделяется на три ответвления и падает дождем на дикобраза и все вокруг. Удивительно красивый фонтан. Когда я его первый раз увидела, в брызгах воды рядом с ним висела маленькая радуга, и с тех пор я его больше всего полюбила. На самом деле там три струи, но с разным напором. Наконечники, из которых они бьют, расположены в пасти у змеи вплотную друг к другу. Поэтому кажется, что вверх бьет одна, а вниз падают три. Я еще вспомнила татуировку на твоей кисти, где нефть и яхт-клуб. Струя, которую ты видел над кустами, разделяется натрое?»

Обложка книги Виктора Пелевина «Шлем ужаса»
Обложка книги Виктора Пелевина «Шлем ужаса»
О космогонии – собственно шлем ужаса, сепаратор, пузыри надежды и пр. – говорить не буду. О ней уже все сказал (рассуждая о космогонии Уильяма Блейка) Т.С.Элиот: чувствуешь себя, как в доме умельца, выстругавшего себе мебель, вместо того чтобы купить ее в магазине.

Пелевин, понятно, не Блейк, но фуганок с киянкой у него что надо.

И последнее. Критика пишет о «Шлеме ужаса» взахлеб.

Я читаю и удивляюсь – и похвалам (с которыми, впрочем, согласен), и градусу похвал. Ведь восторгаются те же люди, которые три года назад – на правах членов Большого жюри «НацБеста» – «Шлем ужаса» начисто проигнорировали.

Предпочтя ему наряду с прочим, например, «Друга утят» Дмитрия Галковского.

Так что изменилось с тех пор – текст Пелевина, сам Пелевин, критики или время?
Изменился в первую очередь метод подачи: рукопись – это одно, книга – уже другое, а книга в рамках международного проекта – это cool.
Стартовый тираж в 100 000 книжных копий плюс 3 DVD плюс МР-3 – это cool.
А главное, все остальное – warm!
Warm as worms and worse then verse – первый каламбур принадлежит мне, второй – Салману Рушди, и текущую литературную ситуацию они в совокупности описывают адекватно.


Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь


Другие мнения

Эдуард Диникин: Трагическая фигура русского ХХ века

21 января этого года исполнится 105 лет, как родился в городе Арзамасе Л. Л. Оболенский. Немногие вспомнят, кто это, хотя судьба этого человека многое способна объяснить из того, что происходит в наши дни, особенно на Украине и вокруг нее. Подробности...

Антон Крылов: Россия никуда не денется

Для того, чтобы вести себя мудро и осмотрительно и не визжать на каждом углу о «российской агрессии», Финляндии потребовалось две полноценных войны с СССР. Неужели эта мудрость по-другому не приходит? Подробности...
Обсуждение: 16 комментариев

Андрей Колесник: Чем меньше заборов, тем меньше ссор

Калининград давно уже превратился в новое российское «окно в Европу». И в это самое «окно» раздраженные, запуганные выдуманными страхами соседи все время норовят показать кукиш, словно дворовые хулиганы. Подробности...

Александр Дюков: Символическое поражение прогресса

Барак Обама воспринимал себя как президента уникального – все-таки первый президент-афроамериканец. И это самовосприятие давило его, заставляло делать необдуманные шаги. Этот кейс, кстати говоря, очень полезен для историков. Подробности...
Обсуждение: 21 комментарий

Александр Чаусов: Обама, прощай навсегда

В Соединенных Штатах инаугурация нового президента обещает быть «веселой». С протестами и охраной байкеров. Но это дела американские. Что же до Европы, то здесь стоит поговорить о том, чем так не угодил уходящий президент простым гражданам ЕС. Подробности...
Обсуждение: 23 комментария

Дмитрий Ольшанский: Это умеет только дореволюционная культура

Почему ориентироваться на дореволюционную культуру в двадцать первом веке – правильно, а на советскую – не очень? Потому что советская культура учит людей умирать, а дореволюционная – учит жить. Подробности...
Обсуждение: 377 комментариев

Михаил Хазин: Зачем Си поехал в Давос

В эти дни проходит знаменитый Давосcкий форум. Но интереса к нему не видно. Россия направила туда делегацию не значительную и, прямо скажем, не влиятельную. Трамп вообще проигнорировал форум. Возникает вопрос – что случилось? Подробности...
Обсуждение: 21 комментарий

Владислав Исаев: Кровавое переформатирование Америки неизбежно

Некое кровавое переформатирование Америки неизбежно. Либо оно будет начато истеблишментом и элитами уже в ближайшие дни, пока легитимность Трампа еще висит на волоске, либо его придется проводить самому новому президенту. Подробности...
Обсуждение: 47 комментариев

Татьяна Шабаева: О житье-бытье на пороховой бочке

Татарский язык не умрет в одночасье, но будет все менее нужным, все менее предпочитаемым и оттого будет угасать. Так было, так есть, так будет – не только с татарским, не потому что он «какой-то плохой», такова вообще судьба языков. Изредка она обратима. Подробности...
Обсуждение: 181 комментарий

Андрей Бабицкий: Социальная справедливость как отсвет нездешнего

Адепты религии социальной справедливости должны признать, что вырастить Царствие Божие на земле не вышло ни у нас, ни у наших многочисленных последователей. Человеческое все равно прорастало через бетон тоталитарного уравнивания. Подробности...
Обсуждение: 916 комментариев
 
 
© 2005 - 2016 ООО Деловая газета «Взгляд»
E-mail: information@vz.ru
.masterhost Apple iTunes Google Play
В начало страницы  •
Поставить закладку  •
На главную страницу  •
..............