1 июня, среда  |  Последнее обновление — 08:26  |  vz.ru

Главная тема


Михаил Хасьминский: Государство теряет на суицидах громадное количество денег

планы приватизации


Улюкаев объяснил, как китайцы смогут участвовать в управлении Роснефтью

политическая демагогия


Эрдоган не понимает, «какого первого шага» от него ждет Россия

начало тенденции


Стремление европейских регионов признать Крым российским вышло за пределы Италии

«Девушка специфическая»


Лавров обратил внимание на упитанный вид Савченко

политическая риторика


Киев заявил о намерении России «пробить коридор в Крым»

«Иррациональный экстраверт»


Психотерапевт дал характеристику поведению Савченко

курортный сезон


В Египте жалуются на «огромные убытки» из-за отсутствия российских туристов

«соблюдаем этикет»


Украинские офицеры СЦКК рассказали об отношениях с российскими военными

«Порошенко завышает градус»


Вадим Самодуров: Налицо стремление Киева начать новый «Минск»

Вопрос дня


Как повлияет освобождение Савченко на политический хаос на Украине?

Американская элита теряет доверие народа из-за коррупции

Власть денег и коррупция власти воспринимаются самими участниками политической жизни США как данность   2 февраля 2016, 20:55
Фото: Carlos Barria/Reuters
Текст: Петр Акопов

Версия для печати  •
В закладки  •
Постоянная ссылка  •
  •
Сообщить об ошибке  •

Обвинения в коррумпированности в адрес Путина со стороны американской администрации преследуют конкретную цель – давление на Россию и дискредитация ее политики, направленной на завершение американской гегемонии в мире. Особенно цинично выглядят упреки в коррупции со стороны властей государства, вся политическая система которого основана на принципе «деньги – власть – деньги».

Американская гегемония базируется на грубой и мягкой силе: с одной стороны – армия, дипломатия и долларовая система, а с другой – кадровая работа, пропаганда и мифология. Объявив себя самой совершенной общественной и экономической системой, самым справедливым государством и исключительным, предназначенным к мировому лидерству народом, США последовательно внедряют свои стандарты в качестве эталонных как для глобальных организаций и системы международных отношений, так и для отдельных государств.

«Только олигархи с неограниченным политическим взяточничеством решают, кого выдвигать в кандидаты на пост президента и избирать президентом»

При этом соответствие «американских стандартов» американской же реальности не обсуждается. Всему миру предписывается соглашаться с тем, что раз США продвигают в мировом масштабе определенный «набор ценностей», то у них-то уж точно с их воплощением все в порядке.

Наряду с идеалами свободного рынка, выборной демократии, разделения властей и равенства всех граждан перед законом, в последние десятилетия Штаты активно пропагандируют две темы – борьба за права меньшинств и борьба с коррупцией. Борьба за права меньшинств стала продолжением и составной частью борьбы за права человека – пожалуй, самого популярного внешнеполитического инструмента в американском арсенале во второй половине прошлого века. Власти любого неугодного американцам государства обвиняются в нарушении прав человека (вообще или в частности – религиозных, национальных, гендерных) и в коррупции. Понятно, что подобные обвинения никогда не выдвигаются в адрес властей союзников – например, ни Израиль, ни Саудовская Аравия, чей внутренний уклад вопиюще не соответствует никаким западным нормам в отношении прав человека, никогда не получали никаких упреков на эту тему из Вашингтона.

То же самое и с коррупцией – ее обнаруживают именно там, где нужно, и именно тогда, когда нужно. Как только какой-нибудь правитель азиатской, африканской или латиноамериканской страны переставал устраивать власти США – у него обнаруживались «коррупционные» счета в зарубежных банках. Или не обнаруживались – а просто появлялись «независимые оценки» международных (читай – западных) экспертов о том, что «диктатор вывел из страны десятки миллиардов долларов». О том, что он делал это с помощью американских же банков, спецслужб или просто советников, при этом, естественно, не говорилось.

Но это инструмент геополитической борьбы – в которой Штаты лишь следуют старой англосаксонской традиции дискредитации противников. А обвиняют ли сами Штаты в коррумпированности? Конечно – просто эти голоса практически не слышны в глобальных медиа, а значит, сама тема как бы и не существует. И это притом что США не только активнейшим образом используют методы подкупа и коррупции в своей внешней политике, но и сами представляют собой законченный образец насквозь коррумпированной модели устройства политической системы.

Что такое коррупция? Это незаконное обогащение с использованием возможностей, которые предоставляют властные полномочия, предоставление преимуществ тем или иным компаниям. А если легализовать работу по предоставлению преимуществ, сделать ее законной? Это будет называться лоббизмом – и станет фундаментальным камнем всей политической системы. Таковы США – и в этом нет никакой тайны. Причем в самих Штатах об этом говорят в открытую практически все два с лишним столетия их существования – но за эти годы система становилась лишь изощренней, не меняя своей сути.

Можно, конечно, почитать Марка Твена про выборные кампании 19-го века, посмотреть сериалы вроде «Карточного домика» и «Босса» (очень близкие к реальной картине), ознакомиться с исследованиями времен провокаций, которые ЦРУ проводило среди конгрессменов в 70-е годы – и увидеть, насколько коррумпирована американская политика. Но главное вовсе не в отдельных фактах нарушения законов, то есть в получении прямых взяток (хотя их хватает) – а в том, что само законодательство выстроено так, чтобы влияние денег на власть и обслуживание властью интересов большого бизнеса за соответствующее вознаграждение (главное – правильно оформленное) рассматривалось бы как сама собой разумеющаяся вещь.

Лоббистами пронизаны все этажи американской власти – это профессиональные посредники между бизнесом и политиками. Причем лоббируют свои интересы как глобальные или общеамериканские корпорации, так и региональные магнаты. Политическую карьеру невозможно сделать без больших денег – и даже попав, например, в палату представителей Конгресса, нужно переизбираться каждые два года. А Конгресс утверждает бюджет – и лоббисты в обмен на правильное голосование обеспечат финансовые пожертвования в избирательный фонд, или продвижение выгодного для округа конгрессмена инфраструктурного проекта, или поддержку популярного в его округе пастора. Да что угодно – система выстроена сложнейшим, виртуозным образом.

Еще проще с чиновниками. Учитывая главенствующий в Штатах принцип «вращающихся дверей», когда человек чередует службу в госаппарате с работой в частном бизнесе, вознаграждение за «правильную» работу через получение хорошего места в корпорации, как и внедрение своих людей в правительство, является просто правилом для работы американской «номенклатуры».

Нельзя сказать, чтоб эта узаконенная коррупция не волновала обычных американцев – люди возмущаются, не ходят на выборы или пишут разоблачительные книги. Но как попрешь против хорошо отлаженной системы, у которой все по закону? Попадаются порой только те, кто стал неугоден или же слишком глуп и, грубо говоря, «берет в открытую». А еще лучше и то и другое сразу – тогда и судят, и сажают. И губернаторов, и мэров крупных городов. Но дураков все-таки мало – так что в основном коррупционные дела используются для банального сведения счетов: как было, например, с самым высокопоставленным в истории США политиком, пострадавшим за коррупцию, вице-президентом Спиро Агню, вынужденным уйти в отставку в 1973 году.

При этом в последние годы коррумпированность американской политической системы достигла своего максимального (если, конечно, не сравнивать с «простыми нравами» 19-го века) уровня – как с легализацией так называемых суперкомитетов политического действия, так и с прямым, открытым продвижением интересов «своих» компаний со стороны политических деятелей первого ряда.

Суперкомитеты были легализованы в 2009-м – и позволили корпорациям направлять огромные деньги не в фонды кандидатов, где все-таки есть некоторые ограничения, а в так называемые независимые организации, которые имеют право вести предвыборную агитацию, якобы не имеющую никакого отношения к деятельности предвыборных штабов кандидатов. Влияние суперкомитетов на выборы и Конгресса, и президента очень велико – но сам факт их легализации как раз и отражает кризис всей политической системы. Ведь их деятельность вызывает недовольство обычных американцев – и раз политический класс готов открыто идти вопреки мнению, то он действительно уже «под собою не чует страны».

Может быть, поэтому два последних вице-президента, Чейни и Байден, отличились уже практически прямым протежированием собственных, семейных бизнес-интересов. Дик Чейни помогал «Халлибёртону» в Ираке, а у курирующего Украину Джо Байдена сын входит в правление газовой компании, работающей на незалежной.

Но что говорить о вице-президентах, когда оба планировавшихся элитой основных кандидата в президенты, Хиллари Клинтон и Джеб Буш, являются прямым примером сращивания бизнеса и власти. Буш – просто в силу своего происхождения из типичной элитной семьи, сочетающей в себе интересы нефтяного бизнеса и руководящие государственные посты, а Клинтон, как известно, сочетала работу госсекретаря со сбором средств из-за границы в общий с мужем фонд. Но эта дуэль не получилась – Буш уже практически выбыл из борьбы, а шансы Клинтон даже на выдвижение от демократов уже не выглядят бесспорными.

И причиной этому стало как раз недовольство американцев коррупцией – антиэлитарные настроения достигли такого масштаба, что даже сверхумелые манипуляторы общественным мнением не могут сбить надвигающуюся волну.

Раздражение против «вашингтонской машины» – так в Штатах называют правящую политическую элиту, состоящую из профессиональных политиков, лоббистов и корпораций – росло все последние годы. За годы президентства Обамы на 9 пунктов выросло число американцев, считающих, что коррупция широко распространена в правительстве США – так считают уже 75 процентов. Но недовольство распространяется на весь истеблишмент, включая Конгресс, партийные верхушки и лоббистов «больших денег». Возникшее в конце нулевых в Республиканской партии «движение чаепития» среди прочего обличало и коррумпированность элит – и в ходе идущей сейчас президентской кампании антиэлитарные настроения достигли своего максимума. И вылились в лидерство если не антиэлитарных, то уж точно несистемных кандидатов.

Социалист Сандерс, борющийся с Клинтон, вообще не пользуется деньгами больших корпораций. Миллиардер Трамп, обличающий продажных политиков, может позволить себе то, что недоступно абсолютному большинству из них – независимость. Главный и уже единственный соперник Трампа сенатор Круз представляет «чайников», стремящихся ограничить власть денег в Вашингтоне. Понятно, что в случае победы одного из них коррупционная модель американской власти никуда не исчезнет – но, может быть, впервые действующий американский президент в открытую скажет то же, что в прошлом году констатировал 90-летний Джимми Картер, бывший глава американского государства:

«США – это олигархическая, а вовсе не демократическая страна. Американская демократия – это подделка, вне зависимости от того, сколько денег в нее вкачивают олигархи, которые контролируют страну и национальные СМИ... Была нарушена сама сущность того, что делало Америку великой страной – ее политическая система. Теперь только олигархи с неограниченным политическим взяточничеством решают, кого выдвигать в кандидаты на пост президента и избирать президентом. То же самое касается губернаторов, сенаторов и членов Конгресса».


Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь

 
 
© 2005 - 2016 ООО Деловая газета «Взгляд»
E-mail: information@vz.ru
.masterhost Apple iTunes Google Play
В начало страницы  •
Поставить закладку  •
На главную страницу  •
..............