2 июля, суббота  |  Последнее обновление — 05:09  |  vz.ru

Главная тема


Оправдываясь за бомбежки, США прикрывают свой политический цинизм

официальная реакция


Госдеп прокомментировал слова Захаровой об инциденте с американским дипломатом

«Что мы должны делать»


Путин предупредил Финляндию на случай ее вступления в НАТО

громкие отставки


Прокуратура сообщила новому главе Балтфлота о вскрытых нарушениях

«это ужасно»


Семья погибшего в Сирии летчика отвергла турецкие компенсации

бреющие полеты


СМИ: Истребители НАТО едва не столкнулись с гражданским самолетом в Эстонии

укрепление безопасности


Крымские татары призвали Турцию пересмотреть позицию по полуострову

горячая точка


Бои под Алеппо обнажили разногласия между Россией и ее союзниками

отступили с позиций


Туроператоры назвали среднюю стоимость путевки в Турцию в этом сезоне

сезон отпусков


Наталья Андросенко: Часто меня спрашивают — можно ли в Крыму нормально отдыхать?

Вопрос дня


Эрдоган принес извинения за сбитый российский бомбардировщик. Изменило ли это ваше отношение к Турции?

Абхазия закрывает Турции доступ к российским деньгам

Отделить турецкий бизнес от абхазского практически невыполнимая задача для Сухума   12 января 2016, 12:34
Фото: Артур Лебедев/ТАСС
Текст: Екатерина Нерозникова,
Марина Балтачева

Версия для печати  •
В закладки  •
Постоянная ссылка  •
  •
Сообщить об ошибке  •

Абхазия присоединилась к России и начала вводить экономические санкции против Турции. Ограничения уже коснулись отлова рыбы турецкими судами в абхазских водах. Санкции запрещают лицам, аффилированным с Анкарой, участвовать в проектах госзаказа, финансируемых из российского бюджета. Это, как утверждают источники, главное требование Москвы. Однако на деле его будет сложно выполнить.

Абхазия поддержала санкции России против Турции. Премьер-министр республики Артур Миквабия поручил правительству усилить контроль за сотрудничеством с организациями, которые контролируются турецкими гражданами.

Отстранить от проектов

«Участие аффилированного с Турцией бизнеса в проектах, финансируемых Россией, больше всего болезненно для Москвы»

Министерство экономики совместно с министерством сельского хозяйства и Государственным таможенным комитетом до 20 января должно разработать ограничительные меры по ввозу турецких товаров. Кроме того, министерству экономики поручено принять меры, чтобы не допустить участие турецких организаций в проектах госзаказа Абхазии в рамках Инвестиционной программы содействия социально-экономическому развитию Республики Абхазия на 2015–2017 годы. В свою очередь, министерство юстиции до 20 января внесет предложения по усилению контроля над НКО, находящимися под юрисдикцией Турции. Контроль за исполнением распоряжения возложен на первого вице-премьера Шамиля Адзынбу и вице-премьера Дмитрия Серикова.

В распоряжении, опубликованном на портале кабинета министров республики, отмечается, что Абхазия предприняла эти шаги в соответствии с реализацией договора с Россией о союзничестве и стратегическом партнерстве от 24 ноября 2014 года, который «предусматривает проведение скоординированной внешней политики Республики Абхазия и Российской Федерации». Напомним, президент Владимир Путин и глава Республики Абхазия Рауль Хаджимба заключили его на 10 лет с возможностью продления на последующие пятилетние периоды. Приветствуя подписание документа, руководитель республики подчеркнул: «Мы получили возможность на долгосрочную перспективу обеспечить собственную безопасность».

В понедельник стало известно, что Абхазия отказалась от аренды турецких судов, сообщил «Интерфакс». Министр сельского хозяйства Абхазии Тимур Эшба пояснил, что «содержание своего рыболовецкого флота обходится очень дорого». При этом он отметил, что в 2016 году промыслом рыбы в водах Абхазии будут заниматься российские рыбопромышленники. «На переговорах в декабре прошлого года российская сторона обещала решить вопрос предоставления Абхазии дополнительных судов», – сказал Эшба.

«Часть абхазского общества слишком интегрирована в Турцию»

Указ об экономических мерах России против Турции президент Владимир Путин подписал 28 ноября. Согласно документу, с 1 января запрещены чартерные воздушные перевозки между странами. Работодатели больше не смогут нанимать турецких работников. Также президент постановил запретить или ограничить деятельность находящихся под юрисдикцией Турции организаций на территории России. Кроме того, в нашу страну запрещены поставки овощей и фруктов турецкого происхождения, замороженного мяса кур и индеек, соли и гвоздики. «Санкции против Турции продуманны и соразмерны. Ущерб от них будет значительный. Недовольных с турецкой стороны просим обращаться к Эрдогану», – отметил тогда глава комитета Госдумы по международным делам Алексей Пушков. 

Напомним, Россия наряду с Никарагуа, Венесуэлой и Науру признала независимость Абхазии. Как союзник нашей страны, республика «является счастливым обладателем военной базы с С-300 и «Буков», отмечала ранее газета ВЗГЛЯД. Официально Абхазия однозначно осуждает действия Турции и поддерживает позицию Москвы. В то же время на бытовом уровне некоторая часть абхазского общества за последние два десятилетия оказалась слишком интегрирована в Турцию.

Так, некоторая часть политического класса Абхазии оказалась настолько вовлечена во взаимоотношения с Турцией, что перспектива ухудшения отношений между Анкарой и Москвой вплоть до полного разрыва их не на шутку испугала и шокировала. Стамбул уже много лет используется как площадка для всякого рода неформальных встреч на уровне НКО и так называемой народной дипломатии – туда ездят даже несмотря на предостережения органов безопасности. Наконец, долгое время Турция была чуть ли не единственным торговым партнером Абхазии, в том числе с намеком на контрабанду. В Сухуме турецкие предприниматели чувствуют себя совершенно свободно, отмечала газета ВЗГЛЯД. 

Санкции в действии

Главный редактор абхазского интернет-издания «Сухум-Москва» Антон Кривенюк в беседе с газетой ВЗГЛЯД пояснил, что конечного списка запрещенной к ввозу турецкой продукции пока что нет. Конкретика по данному вопросу будет известна к 20 января. Действие ограничений, связанных с продуктами и торговлей, уже коснулось отлова рыбы. «Сейчас идет ловля хамсы, и турецкие суда к ней не допущены, – рассказывает он. – Хотя именно турецкие суда в прежние годы на 80 процентов занимались ловлей в водах Абхазии. Пока это единственная реально действующая ограничительная мера. Это произошло перед Новым годом. Лов этой рыбы осуществляется именно в зимний период. Но тут есть проблема: российские и абхазские суда, которые занимаются путиной, не могут обеспечить такой улов, который нужен, чтобы принести запланированный доход в бюджет Абхазии», – отметил он.

Что касается влияния разрыва торговых отношений на абхазскую экономику в целом, Кривенюк напомнил, что еще в 2015 году произошло очень сильное падение импорта из Турции в Абхазию в связи с резким изменением курса доллара. «Значительная доля турецких стройматериалов и продуктов питания ушла с рынка еще до всех нынешних моментов. Многие из них замещены российскими товарами. А сейчас эти санкции для жителей могут быть даже выгодны, потому что на рынок поступит больше российского, более дешевого товара», – считает он.

«Абхазо-турецкие экономические связи имеют место быть, но они вовсе не имеют определяющего характера для абхазской экономики, как об этом можно порой услышать в комментариях ряда экспертов, появившихся и в российских СМИ, – отметил в беседе с газетой ВЗГЛЯД эксперт Центра изучения Центральной Азии и Кавказа Института востоковедения РАН Андрей Арешев. – Конечно же, предшествующие годы между абхазской стороной и некоторыми турецкими предпринимателями были налажены различные проекты, которые имеют по большей части локальный характер. Это и добыча угля в Ткварчели, и некоторые другие проекты, связанные с вывозом природных ресурсов», – рассказал собеседник. При этом проекты не всегда имели выгодный характер для абхазской стороны, но они были вынужденными в условиях той экономической блокады, в которой республика существовала многие годы, поясняет Арешев.

Отказ от этих проектов вряд ли серьезно повлияет на экономику Абхазии, считает эксперт. «При должной постановке вопроса турецкий сегмент внешнеэкономических связей Абхазии может быть без труда замещен сотрудничеством с российскими предприятиями. Однако здесь нужно, чтобы процесс протекал четко и был в максимальной степени свободен от недостатков, связанных с коррупционной составляющей, с низкой исполнительской дисциплиной, с обеих сторон, – подчеркивает собеседник. – Это в значительной степени вызывало критику в том, что касается российско-абхазских отношений, в особенности торгово-экономических связей. Но я думаю, что общее сложное финансовое положение Российской Федерации должно каким-то образом дисциплинировать стороны и сделать их сотрудничество более эффективным», – полагает Арешев.

Ограничения на экспорт турецкой сельхозпродукции тоже не должны серьезно повлиять на Абхазию, считает Арешев. «Такие поставки, конечно же, могли быть. Однако для Абхазии эти объемы вряд ли являются критически важными. Они вполне могут быть безболезненно заменены поставками из других стран, прежде всего из России», – считает он.

Говоря о тех странах, которые могут поставлять продукцию в Абхазию, эксперт напомнил, что продолжает иметь место и торговля с Грузией. «Ни для кого не секрет, что торговля осуществляется, хотя и контрабандно. Это тоже часть рынка. Но и некоторые страны Восточной Европы и СНГ через территорию России вполне могут торговать с Абхазией», – уверен собеседник. В итоге все равно экономические пути приводят к России, подчеркнул эксперт. «Достаточно просто посмотреть на карту», – добавил он.

Политической реакции со стороны Турции в ответ на действия Абхазии ожидать не стоит, считает Арешев. «Турция никогда не признавала и не признает Абхазию, так что тут последствий не будет. Что касается экономики, то последствия могут иметь локальный характер для турецких бизнесменов, в том числе абхазского и северокавказского происхождения, которые вели совместные проекты с Абхазией, не более того. Важного значения для Турции это иметь не будет», – считает он.

Главное – деньги

Во введенных ограничительных мерах против Турции основным пунктом являются отнюдь не торговые отношения, уверен Антон Кривенюк. «Главное – запрет турецким компаниям участвовать в строительных проектах за счет российских денег. Это основное требование Москвы», – поясняет Кривенюк. Речь идет о проектах, реализация которых производится за счет финансирования российской стороной. «Прежде этот рынок был в некоторой степени открыт. Турецкие стройматериалы завозились для строек, нередко турецкие строительные бригады в этом участвовали. На таком уровне турецкие резиденты принимали участие в проектах, которые финансируются за счет российской помощи, – рассказывает собеседник. – Участие аффилированного с Турцией бизнеса в проектах, финансируемых Россией, больше всего болезненно для Москвы».

Однако существуют нюансы, которые могут помешать полноценно соблюдать эти запреты, поясняет Кривенюк. «Трудно понять в абхазских условиях, что такое «граждане Турции», «турецкие компании» и так далее. Дело в том, что в основном турецким бизнесом в Абхазии называется бизнес абхазских репатриантов из Турции. В настоящий момент они – граждане Абхазии, – отметил он. – Понятно, что они родились в Турции, но паспорта у них абхазские. И чисто номинально определить, турецкий это бизнес или абхазский, сложно. Это не правовой вопрос».

«Я не знаю таких примеров, где мы можем четко сказать – это турецкий бизнес, – рассказывает он. – Раньше был колледж «Башаран» – это сеть турецких образовательных учреждений. Но он давно уже интегрирован в структуру министерства образования Абхазии».

«Это очень сложная дилемма в отношениях Сухума и Москвы, которая должна в ближайшее время обсуждаться. И тут, на мой взгляд, не должно быть лишних эмоций, – подчеркивает Кривенюк. – В Абхазии есть некая община, до 2 тысяч человек, которые переехали из Турции в Абхазию после войны. Они занимаются бизнесом, имеют контакты с Турцией. У них и так очень большие проблемы в связи с визовыми ограничениями. Они же приезжают в Абхазию через Россию, и у них возникают проблемы с передвижением. Эти вещи должны быть отрегулированы на уровне МИД России. Из Сухума исходило предложение сделать списки «въездных» – передать МИД России список граждан Абхазии, которые являются репатриантами и которых было бы желательно не ограничивать во въезде», – рассказал он.

При этом практика, сложившаяся в Абхазии, позволяет решить эту проблему не на законодательном уровне, считает он. «В маленькой Абхазии все знают, кто и откуда. Просто будет предписание, указание президента или премьера, что компании, которые завозят материалы из Турции, российскими проектами не занимаются», – предполагает Кривенюк.


Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь

 
 
© 2005 - 2016 ООО Деловая газета «Взгляд»
E-mail: information@vz.ru
.masterhost Apple iTunes Google Play
В начало страницы  •
Поставить закладку  •
На главную страницу  •
..............