28 сентября, среда  |  Последнее обновление — 09:49  |  vz.ru

Главная тема


Церковь вновь поднимает вопрос о запрете абортов

из подводного положения


Залп двумя ракетами «Булава» оказался успешным лишь частично

катастрофа над Донбассом


Стало известно о секретных экспериментах в Финляндии при расследовании крушения МН17

мыльная опера


Безвизовый режим Украины с ЕС получил новую отсрочку

конфликт в донбассе


Украина потеряла все советские минометы

«кардинальные изменения»


Британцы представили доклад о результатах российской операции в Сирии

обвинения по трем статьям УК


Прокурор уточнил сумму найденных в машине Захарченко денег

сражение за Алеппо


Истерика Запада прямо связана с ожиданиями военной победы Асада

новая метла


Какие ошибки СВР придется исправлять Нарышкину

«провокационное искусство»


Наталья Холмогорова: Мысль о ребенке все прочнее связывается с мыслью о сексе

Вопрос дня


Какие виды вмешательства общественных активистов в культурную жизнь вы могли бы одобрить, если разделяете их позицию?

Обреченный воевать

Майдан может привести во власть не просто националистов, но и экстремистов

25 февраля 2014, 22:18

Текст: Станислав Борзяков

Версия для печати

Газета ВЗГЛЯД продолжает серию публикаций о людях, которых Майдан превратил в новую украинскую власть. Формально Дмитрий Ярош пока не занимает никаких постов, но он тот, кому лидеры Майдана обязаны своей победой. Но расклады таковы, что этот «народный герой», видящий своей целью уничтожение России, постепенно превращается в головную боль для новой власти.

Про Дмитрия (или скорее Дмитро) Яроша со всей определенностью можно сказать одно: человек он очень искренний. В украинской политике (не только, впрочем, украинской) бывает так, что деятель, которого считали чуть ли не нацистом, вдруг переходит в респектабельную партию и начинает следить за языком (типичный пример – Андрей Парубий из «Фронта перемен» Арсения Яценюка). Бывает и иначе, когда вполне себе умеренные, более того, русскоговорящие политики неожиданно становятся на «жесткие национальные позиции». Такое, к примеру, можно было наблюдать после того, как «Свобода» Олега Тягнибока превратилась из «клуба отмороженных галичан» в партию с крупной парламентской фракцией. Еще пример: пресс-секретарем «Правого сектора*» является бывший москвич и выпускник журфака МГУ Артем Скоропадский, переехавший на Украину в рамках «духовных поисков» и старательно забывающий русский язык.

Ярош не такой. Он всегда был националистом, был предельно откровенен и чихать хотел на условности и политкорректность.

Еще в семнадцатилетнем возрасте (сейчас Ярошу 43) он вступил в «Народный Рух Украины» – одну из первых национально-ориентированных партий в СССР, прямо заточенную на развал Союза. Через год его забрали в армию, а после дембеля «Рух» Яроша уже не устраивал, так как исповедовал умеренную национал-демократию. Другое дело «Тризуб» имени Степана Бандеры – организация орденского, полувоенного типа (как СС, к примеру), которая возносит свою историю к классикам украинского национализма. Не к Тарасу Шевченко, конечно, а к Ярославу Стецько – заместителю Бандеры, в эмиграции возглавившему «Антибольшевистский блок народов». Однако теориям и политике как таковой «Тризуб» предпочитал церемониальщину и военные сборы, на которых его активисты учились войне – как в городских, так и в полевых условиях. Это хорошо подготовленные, спортивные и злые парни, которые поклялись умереть за Украину.

Сейчас Ярош уже лидер «Тризуба» и формальный лидер (или лучше сказать «провидник») «Правого сектора». Формальный потому, что сектор этот в рамках Майдана объединил активистов множества националистических организаций, четкой иерархической структуры в нем нет. Майдан прославил Яроша, а Ярош, в свою очередь, обеспечил ему победу, выступив третьей силой, которую прежде не брал в расчет никто.

Уже в первые дни Майдана активисты «Правого сектора» выступили в агрессивную конфронтацию с милицией. Тогда Кличко, Тягнибок и прочие объявили их «провокаторами» и «титушками», а рядовые участники Майдана даже поговаривали, что это «футбольные фанаты, которых привезли из России». Примечательно, что Ярош с этим почти не спорил. Он не лез на сцену, он ждал.

Теперь уже понятно, что столкновения с «Беркутом» готовились заранее, как заранее готовились и «коктейли Молотова». Майдан был лишь поводом, как поводом был и каждый новый крупный митинг. «Правый сектор» не устраивала тактика 2004 года – мирно стоять до конца и добиться от власти компромиссов. Правые предполагали свергнуть действующую власть и на какие-либо компромиссы не были согласны изначально.

Формальных лидеров Майдана полностью устраивал тот факт, что вне потасовок Ярош и его люди предпочитали держаться в тени. Во-первых, они прекрасно понимали, что ультраправых невозможно контролировать. Во-вторых, резонно рассматривали в них политических конкурентов. Но противоречия обнаруживались всякий раз, когда оппозиция договаривалась с властью. «Правый сектор» наотрез отказывался освобождать захваченные здания или идти на уступки – он воевал до полной победы, а между битвами занимался охраной Майдана и подготовкой к новым столкновениям. Именно в «Правом секторе» аккумулировалось поступавшее на Майдан оружие (как утверждали в МВД, его проносили, в частности, в батонах с хлебом). И, в конечном счете, именно «Правый сектор» выступил ударной силой прямого действия, за которой потянулись и другие протестующие. Той силой, перед которой отступил «Беркут», а значит, и действующая власть.

Это означает еще и то, что в украинской уличной политике насилие было легализовано как метод. Уже заявлено, что представители «Правого сектора» войдут в руководство МВД.

То, что евромайдан был всего лишь поводом, важно подчеркнуть вторично. Ни Яроша, ни многих его сторонников невозможно назвать поклонниками ЕС. Более того, по большинству вопросов, так или иначе связанных с современными представлениями об евроинтеграции, Ярош легко найдет общий язык с каким-нибудь кубанским казаком – православным хоругвеносцем. Религиозность, отрицание мультикультурности и политкорректности, социальный консерватизм, категорическое неприятие гомосексуалистов – Ярош с удовольствием под этим подпишется, и ничего удивительного в этом нет. Такая платформа характерна для фашистских организаций как прошлого, так и настоящего.

Вот что говорит о Евросоюзе сам Ярош: «Присоединение к Европе означало бы смерть для Украины. Европа станет смертью для государства и для христианства. Мы хотим Украину для украинцев, управляемую украинцами и не служащую интересам других». Вот другой его тезис: «Бюрократический брюссельский монстр слишком много негатива навязывает народам: антихристианскую политику, нивелирование национальной идентичности, разрушение традиционной семьи». Такие оценки в обилии представлены и на российском ТВ.

Но если о присоединении к Евросоюзу Ярош и слышать не хочет, то соглашение об ассоциации с ним поддерживает, но по одной лишь причине: это должно отдалить Украину от России, а Россию «Правый сектор» считает своим главным врагом. Более того, как считает Ярош, война между Россией и Украиной неизбежна в принципе, а воевать придется до полного и окончательного уничтожения РФ, до превращения ее во множество отдельных национальных государств. «Да, рано или поздно мы обречены воевать с Московской империей, – говорит Ярош. – Единственным залогом мирного, цивилизованного развития народов, которые перестраивают свою жизнь рядом с Россией, есть полная ликвидация империи».

В качестве своих союзников Ярош видит, к примеру, чеченцев. Но не только «независимую Ичкерию» (на стороне дудаевцев, к слову, воевал ближайший сподвижник Яроша Александр Музычко, за что получил орден «Герой нации»), но и религиозных экстремистов из «Имарата Кавказ» Доку Умарова. То, что «России отдали Чечню», Ярош до сих пор не может простить Западу. «Международное сообщество (один мой товарищ называет его не иначе, как «мировой свинотой») продало Чечню москалям в обмен на поддержку их войны против «глобального терроризма», – заявил он в одном из интервью.

Впрочем, этим претензии не ограничиваются. Ярош называет США «мировым жандармом», «империалистическое влияние» которого необходимо минимизировать, а также протестует против того, что «НАТО вмешивается везде». Запад отвечает Ярошу взаимностью: «Правый сектор» критиковал Госдеп США, на него с крайней опаской смотрят в Евросоюзе и с нескрываемым ужасом в Польше. Но Россия для Яроша все равно хуже, ведь «со Штатами легче, они же за океаном». «Ичкерия, Грузия, Украина – это все звенья одной цепи, которая должна быть накинута на шеи народов, которые не желают жить в московском стойле. Россия активно возобновляет свою имперскую мощь. А для того чтобы империя была самодостаточной, ей просто необходимо завоевать Украину, для того чтобы возобновить базис исторических мифов о «единой и неделимой» и «трех братских славянских народах», – говорит он.

Сейчас можно с уверенностью сказать, что Майдан породил монстра, которого почти невозможно контролировать. Авторитет Яроша как человека, которому оппозиция обязана победой, сейчас огромен, но он никому не подчиняется и мало склонен к компромиссам. Уже очевидно: если «оранжевые» элиты просто поделят власть между собой (как они изначально и собирались), по их душу придет еще один Майдан, и это будет вооруженный Майдан. Как утверждает Ярош, «Правый сектор» сосредоточил в своих руках целый арсенал оружия, которого «достаточно, чтобы защитить всю Украину от внутренних оккупантов».

А значит, с Ярошем придется считаться. Будучи человеком предельно мирной профессии – филологом, он даже Олега Тягнибока считает «либералом и комформистом», а будущее Украины видит в качестве крайне консервативного национального государства, готового в любую минуту начать войну с Россией. Все пророссийские СМИ должны быть закрыты, все ветви власти, бизнес и культура зачищены от «пятой колонны», Партия регионов и Компартия запрещены. Крыма это касается в той же мере, что и остальной Украины, он если и останется автономией, то украинско-татарской. Если же русские имеют что-то против, необандеровцы обещают войти в Севастополь маршем. «Попытки разорвать территориальную целостность Украины будут жестко наказаны», – предупреждает «Правый сектор». Ему почему-то веришь.

Как веришь и в то, что в дальнейшем авторитет ультраправых будет только расти. По крайней мере Ярош – человек честный. А честность в украинской политике в огромном дефиците.

* Организация, в отношении которой судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности по основаниям, предусмотренным ФЗ "О противодействии экстремистской деятельности"


Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь

 
 
© 2005 - 2016 ООО Деловая газета «Взгляд»
E-mail: information@vz.ru
.masterhost Apple iTunes Google Play
В начало страницы  •
Поставить закладку  •
На главную страницу  •
..............