25 июля, понедельник  |  Последнее обновление — 16:56  |  vz.ru

Главная тема


Западные СМИ: Игры в Рио будут пропитаны зловонием обмана

олимпийская чемпионка


Исинбаева обжалует решение МОК в Страсбургском суде

возврат смертной казни


Анкара запретила Европе «смотреть на Турцию сверху вниз» и «разговаривать путем угроз»

проект 22220


На Балтийском заводе в Петербурге заложили атомный ледокол «Урал»

«Адмирал Ушаков» vs «Айова»


Смоделирована битва между российским крейсером и американским линкором

беспорядки на ЧЕ во франции


Глава ВОБ ответил на критику со стороны Мутко

«нет ни следа стабильности»


Премьер Венгрии: Европа не выполнила данные Украине обещания

Вердикт социологов


Названа самая ксенофобская страна Евросоюза

американские сми


New York Times разыскала китайца, который считает Владивосток территорией КНР

«депортируют из страны»


Эдуард Биров: Нельзя относиться к защитникам Русской весны как к бесправным наемникам и преступникам

Вопрос дня


Согласны ли вы с большинством украинцев, считающих, что Киеву и Донецку нужно найти компромисс?

Президенты России и США летят в будущее на крыльях прошлого

Президентский самолет – один из самых заметных символов США   8 февраля 2016, 08:00
Фото: Jonathan Ernst/Reuters
Текст: Юрий Караш,
член-корреспондент Российской академии космонавтики

Версия для печати  •
В закладки  •
Постоянная ссылка  •
  •
Сообщить об ошибке  •

Решение правительства США выбрать «Боинг-747» в качестве нового самолета президента и использование Ил-96 для полетов президента России говорит о том, что первые лица государства предпочитают машины, в которых на первое место ставится не экономичность, а безопасность и имидж. Но какие еще существуют требования к «борту номер один»?

То, что «Боинг-747» станет следующим «летающим Белым домом» (так иногда называют самолет президента США), кажется естественным и странным одновременно. С одной стороны, лайнеры этого типа вот уже четверть века служат главам американского государства. С другой, даже глубоко модифицированный «Боинг-747-8», который был выбран на роль следующего самолета президента США, является машиной, разработанной еще во второй половине 1960-х годов. Когда-то сверхпопулярная у мировых авиакомпаний модель, получившая неофициальное прозвище «Джамбо Джет», а официальное – «Королева небес», теперь уже почти не пользуется спросом.

«Королева небес» стала не только символом американской авиапромышленности, но и индикатором уровня технологического развития страны в целом»

«Боинг-747-8» поднялся в воздух в 2011 году, когда количество проданных 747 всех модификаций достигло 1418 штук. Это была почти отчаянная попытка конструкторов «Боинга» обеспечить будущее «Джамбо Джету». Восьмерка в названии последней модификации указывала на родство «Королевы небес» с наиболее технологически продвинутым «Боингом-787» – «Дримлайнером».

Но к настоящему времени авиакомпании заказали всего 121 самолет типа «747-8». Для сравнения: количество заказанных двухдвигательных «Дримлайнеров» достигло 1142 штук. Главный фактор, лишивший «Королеву небес» будущего, – это количество двигателей. У нее их четыре, с чем связана ее недостаточная экономичность. Раньше полет через океан только с двумя двигателями приравнивался чуть ли не к игре в «гусарскую рулетку»: если один двигатель отказал бы где-то посередине Атлантики, то на одном оставшемся нужно было бы «тянуть» еще 4–5 часов до ближайшего аэродрома. А если б и этот отказал? Подобные страхи не оставляли места для рассмотрения двухдвигательных машин. Существовало жесткое правило: на всем протяжении маршрута самолет не должен отдаляться от любого потенциального аэродрома посадки более чем на один час полета.

Однако научно-технический прогресс привел к появлению на свет двухдвигательных широкофюзеляжных лайнеров. Двухдвигательные машины потребляют заметно меньше топлива, дешевле в эксплуатации, да и продажная цена у них ниже. Что же касается надежности, то А-330, например, по правилам ETOPS (Extended-range Twin-engine Operational Performance Standards) может удаляться от ближайшего аэродрома посадки на расстояние до четырех часов полета на одном двигателе. У «Боинга-777» и у «Боинга-787» этот показатель составляет уже пять с половиной часов, а у А-350 – 6 часов 10 минут. 

Но когда вопрос встает о безопасности первого лица государства, то никаких «разумных пределов» быть не может, а потому «четырехдвигательность» 747-го стала тем козырем, который обеспечил ему продолжение жизни в качестве «летающего Белого дома». Таким же козырем стала и испытанность конструкции, надежность которой проверена 45-летней эксплуатацией лайнера. Кстати, для обеспечения максимального технического доверия к самолету президента его никогда не возводят в этот ранг прямо с конвейера. Обычно берется борт, который уже несколько лет находится в эксплуатации в качестве обычного рейсового лайнера, чтобы самолет имел возможность проявить свои «детские болезни» (а инженеры и техники могли их устранить) еще до превращения в «борт номер один». Например, два нынешних президентских 747-х сошли с конвейера в 1986 году, но заступили на государственную службу лишь в 1990-м.

За почти полвека характерный горбатый профиль лайнера превратился в одну из «визитных карточек» Соединенных Штатов. «Королева небес» стала не только символом американской авиапромышленности, но и индикатором уровня технологического развития страны в целом. Каждая уважающая себя авиакомпания считала своим долгом ввести в свой флот «Джамбо Джет». А тот факт, что лидеры таких мировых держав, как Китай и Япония, выбрали в качестве своих официальных самолетов «Королеву небес», как бы подчеркивал их признание научно-технического приоритета США. Таким образом, новый выбор «Боинга-747» на роль «главного» лайнера Америки был вполне естественен и с политической точки зрения.

Возможно, что через год-два производство 747-х вообще будет прекращено по причине отсутствия спроса. Но тем, которые станут обслуживать президента, гарантирована долгая жизнь. Достаточно вспомнить, что один и тот же модифицированный «Боинг-707» выполнял функцию сначала основного, потом резервного самолета президента c 1962 по 1998 год. На нем летали главы государства начиная с Джона Кеннеди и заканчивая Биллом Клинтоном.

Генеалогия российского «борта номер один»

В России в этой же роли «борта номер один» выступает всем известный Ил-96. Он вырос из не менее известного Ил-86, который был создан в середине 1970-х годов специально для того, чтобы возить советских трудящихся на южные курорты. 86-й был хорошей машиной, надежной и простой в эксплуатации, но сама философия жизни СССР как «государства рабочих и крестьян» определила весьма минималистский комфорт лайнера. У салона была только одноклассная конфигурация, каких-либо развлечений на борту типа кино и радио не имелось, внутри во время полета был большой уровень шума, а у пассажиров средних рядов отсутствовали даже надголовные полки для багажа. За свой спартанский уют самолет получил в «Аэрофлоте» прозвище «скотовоз».

Были у Ил-86 еще три проблемы, связанные с двигателями: их упомянутая шумность, малый ресурс и высокий расход топлива, что в сочетании с особенностями аэродинамики самолета делали его недостаточно экономичной машиной, способной летать только на линиях средней протяженности. Таким образом, стать полноценной заменой дальнемагистральному Ил-62, созданному в начале 1960-х годов, он не мог.

Так и появился на свет более экономичный и комфортный дальнемагистральный Ил-96, совершивший свой первый полет с пассажирами в 1993 году. Как и Ил-86, он получился хорошей машиной, но беда заключалась в том, что он родился в эпоху, когда на внутренних авиалиниях вступившей в капитализм России стали летать «иномарки», с которыми он не смог конкурировать. Законы рыночной экономики оказались сильнее патриотизма: российские авиакомпании стали избавляться от Ил-96.  Его история как регулярного пассажирского перевозчика в небе России закончилась в 2014 году, когда самолет этого типа под флагом «Аэрофлота» совершил свой последний рейс. С 1988 года и по настоящее время со стапелей сошли всего лишь 28 машин. Но сборочная линия Ил-96 не демонтирована и может быть использована для штучного изготовления этих лайнеров под заказ.

Президенты как головная боль летчиков

Порой главы государств и другие высокие чиновники забывают о том, что законы летной службы, основанные на многолетнем, порой оплаченном очень высокой ценой опыте, не могут быть отменены волевым решением человека, не имеющего к авиации никакого отношения и не понимающего ее специфики. Показательный в этом смысле случай описал в своих мемуарах Владимир Потемкин, бывший шеф-пилот Михаила Горбачева и Бориса Ельцина.

«За свой спартанский уют самолет получил в «Аэрофлоте» прозвище «скотовоз»

Накануне дня рождения президента, в конце января 1992 года, он вез Ельцина с большой делегацией за океан на встречу с «семеркой». По пути должны были сесть в Лондоне. Взлетали в Москве – было солнечно, подошли к Хитроу – туман молочной плотности залил аэродром до самой земли. Видимость – почти никакой. А экипажу только для взлета необходима горизонтальная видимость 200 метров, для посадки же – 800 метров. Диспетчер Хитроу сказал: «Аэрофлот», видимость ниже минимальной, предлагаю уходить на север к Шеннону!» Потемкин доложил Ельцину ситуацию, предложил уходить на запасной. Тот в этот момент ужинал, стукнул вилкой по тарелке, затем вытер рот салфеткой и зло швырнул ее в угол салона: «Я 25 лет летаю и ни разу, ни разу на запасной аэродром не ходил! Мне с Мейджером перед Америкой во как надо переговорить! Понимаешь?! Садиться надо, хоть кровь из носу!» Потемкин пошел на нарушение инструкции и, используя весь свой опыт заслуженного пилота СССР, все же смог произвести благополучную посадку. Но это было связано с большим риском, и в случае, если бы произошла авария, то виноват был бы он, а не Ельцин, ибо юридическую ответственность за жизнь и здоровье пассажиров и экипажа несет командир корабля.

Попал в почти скандальную историю и американский «борт номер один». В апреле 2009 года глава оборонного отдела Белого дома Луис Кальдера разрешил облет на малой высоте президентским самолетом статуи Свободы. Рядом с «Боингом» летел F-16 в качестве истребителя сопровождения. Это были фотосессия и учебно-тренировочный полет одновременно. Но жители Нью-Йорка не были предупреждены об этом мероприятии, и многие из них, когда увидели медленно кружащий над Нью-Йорком самолет президента (да еще близко над землей и в сопровождении истребителя), испытали приступ паники. Они решили, что террористы вновь захватили самолет, только теперь еще с главой государства на борту, и готовятся к повторению терактов 11 сентября. Многие выбегали из домов, а в некоторых офисных зданиях была объявлена эвакуация. Ситуация быстро разрешилась, но Кальдера, согласно New York Times, ушел со своего поста, объяснив в своем письме Обаме, что не может более исполнять свои обязанности в свете той чрезвычайно негативной реакции, которую вызвал инцидент.  

Схожие задачи – схожие «организмы» 

Самолеты президентов России и США весьма похожи друг на друга с точки зрения философии их создания. Оба являются летающими пунктами управления. И тот, и другой исключительно надежны, имеют по четыре двигателя, оборудованы по последнему слову техники, отличаются максимальным комфортом.

Про американский «борт номер один» известно, что он имеет специальную защиту от электромагнитного излучения в результате ядерного взрыва, инфракрасную защиту от ракет, систему дозаправки в воздухе, позволяющую ему находиться в полете практически неограниченное время, операционную, 85 стационарных бортовых телефонов, 19 телевизоров, собственный носовой и хвостовой трап, автономную систему погрузки багажа (последние две особенности делают его полностью независимым от аэропортовых служб). Общая протяженность его проводки составляет 380 километров, что в два раза длиннее, чему у обычного 747-го. Собственная кухня позволяет накормить деликатесами 100 человек на борту.

Ил-96 главы РФ оснащен по тому же принципу – «все, что у есть у президента на земле, должно быть у него и в воздухе». Согласно интернет-ресурсу Newsland.com, у этого Ила есть системы связи и дистанционного управления РВСН в случае начала конфликта с применением ядерного оружия, оптико-электронные станции постановки помех для головок самонаведения ракет ПЗРК. Имеются компьютеры и офисная оргтехника, спутниковые системы коммуникации, каналы спецсвязи. На борту устроены комнаты для совещаний, конференц-залы и салон «люкс» для сопровождающих лиц и гостей на борту, а также мини-спортзал, комнаты отдыха для VIP-гостей, столовая, бар, душевые кабины и медицинский блок для реанимации и оказания экстренной помощи.

Как и его американский «коллега», российский «борт номер один» имеет встроенный нижний трап. Не известно, может ли президентский Ил-96 дозаправляться в воздухе, но модернизированные двигатели ПС-90А и больший запас топлива позволяют ему находиться в полете дольше обычных 96-х. Стоит российский «борт номер один» почти в четыре раза дороже, чем его серийные собратья.  

И про американский, и про российский лайнеры ходят неподтвержденные слухи, что они оснащены спасательными капсулами для экстренной эвакуации из самолета в воздухе. Собственно, многие из технических особенностей этих машин предстают перед публикой в виде предположений и спекуляций, ибо секретность того, что окружает президента в воздухе, является одной из гарантий его безопасности. Достаточно вспомнить, какой скандал разразился в 2006 году в США, когда в интернет попала информация о противоракетной защите «летающего Белого дома», а также о его детальном внутреннем плане, местах расположения на борту сотрудников секретной службы и медицинского центра, включая точку, где находится бачок с кислородом. Командование ВВС США специально отметило, что утечка этих сведений представляет угрозу для безопасности полетов президентского лайнера.

Ил-96 главы российского государства более эксклюзивный лайнер, чем «Боинг-747» главы Соединенных Штатов. Общий тираж 747-го превысил 1500 экземпляров. Это массовая машина, которая до сих пор символизирует технологическую и промышленную мощь США. В свою очередь, Ил-96 был спроектирован еще во времена СССР, выпущен в пятидесятикратно меньшем количестве, чем «Боинг-747», и скорее напоминает об ушедшей мощи советского, но так и не пришедшей ему на смену мощи российского гражданского самолетостроения. И если в правительстве США могли выбирать между «Боингом-747», «777» и «787» как потенциальными кандидатами на роль «летающего Белого дома», то в России выбор мог быть только в пользу Ил-96. Других самолетов (за исключением бесконечно устаревших и изношенных Ил-62), способных доставить главу Кремля без посадки из Москвы в Вашингтон или Пекин, просто нет. 

Возникает вопрос: а почему президенту России не заменить Ил-96, предположим, на «Боинг-747-8»? Ведь ездит же он на «Мерседесе» как на своем официальном автомобиле. Но это было бы неправильно именно с политической точки зрения. Кадры, на которых глава российского государства спускается с трапа своего самолета, намного чаще показывают по телевидению, чем те, где он выходит из бронированного лимузина, несущего на капоте эмблему в виде трехспицевого колеса.

Тем более в российском авиапроме наметилась некоторая тенденция к возрождению. Появился «Суперджет», пусть и «слепленный» из иностранных компонентов. Возможно, в ближайшие пару лет на трассы выйдет среднемагистральный МС-21. Как знать, не является ли это прологом к тому, что когда-нибудь с территории России поднимется в свой первый полет лайнер, способный стать достойным преемником Ил-96.


Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь

 
 
© 2005 - 2016 ООО Деловая газета «Взгляд»
E-mail: information@vz.ru
.masterhost Apple iTunes Google Play
В начало страницы  •
Поставить закладку  •
На главную страницу  •
..............