18 декабря, четверг  |  Последнее обновление — 14:21  |  vz.ru

Читайте также

Чтобы виделось лучше

Как Россия будет защищаться от ракетных угроз
В Армавире строится РЛС типа «Воронеж»   9 апреля 2010, 21:48
Фото: rtisystems.ru
Текст: Геннадий Нечаев

Версия для печати  •
В закладки  •
Постоянная ссылка  •
  •
Сообщить об ошибке  •

Командующий Космическими войсками генерал-майор Олег Остапенко рассказал в пятницу, как будет развиваться возглавляемый им род войск. В частности, на южном направлении планируется создать сплошное радиолокационное поле, группировка спутников военного назначения будет наращиваться, а выводить их на орбиту будут носители нового поколения. Газета ВЗГЛЯД проанализировала заявления командующего.

Несколько важных заявлений сделал в пятницу на пресс-конференции командующий Космическими войсками (КВ) РФ генерал-майор Олег Остапенко. Основной смысл высказывания командующего сводится к тому, что в связи с подписанием нового договора об СНВ структура Космических войск принципиально не изменится. Одновременно Россия откажется от производства некоторых типов ракет-носителей и усилит систему предупреждения о ракетном нападении на южном стратегическом направлении.

«По мере необходимости будем запускать новые спутники»

«Те планы и задачи, которые приняты и поставлены главнокомандующим, выполняются, не изменяются и будут развиваться темпами, которые определены», – заявил Остапенко. По его словам, корректировки могут быть лишь в том случае, если появятся какие-то «прорывные технологии, которые могут повлиять на планы и расходы», передает РИА «Новости».

Собственно, новый договор напрямую КВ и не касается – баллистические ракеты, несущие ядерные заряды, относятся к ведомству Ракетных войск стратегического назначения (РВСН). Космические войска – это противоракетная оборона стратегического эшелона, противоракеты комплекса А-136, а в новом договоре о них прямо не говорится. Судя по словам Остапенко, современный технический уровень противоракет военных и руководство страны устраивает – сравнительно недавно перехватчики прошли серьезную модернизацию. Надо полагать, что серьезные изменения в составе и техническом облике заатмосферного комплекса ПРО произойдут лишь с появлением «прорывных технологий» в стратегических средствах ядерного нападения, а это, по мнению большинства экспертов, может произойти не ранее чем через 20−25 лет.

Также в ведении КВ находятся системы предупреждения о ракетных пусках, и их ключевые элементы – загоризонтные радиолокационные станции и станции контроля космического пространства, включая электронно-оптические, а также спутники военного назначения, как разведывательного, так и телекоммуникационного назначения. И в этих направлениях наша страна собирается форсировать усилия.

«Мы планируем развивать радиолокационные станции на территории Российской Федерации, чтобы обеспечивать обнаружение запусков ракет, – сказал командующий. – Космическим войскам поставлена задача − создать сплошное радиолокационное поле на южном направлении».

Собственно разрывы в радиолокационном поле на южном стратегическом направлении образовались после распада СССР, когда страна потеряла ряд важных стратегических объектов в Закавказье и республиках Средней Азии. Но с тех пор изменился и характер возможных угроз. Если прежде практически единственным направлением, откуда может исходить угроза, считалось Средиземноморье, Индийский Океан и центральная Атлантика, где находятся позиции американских и британских ПЛАРБ (подводная лодка атомная с баллистическими ракетами), то с появлением баллистических ракет и ядерного оружия в Индии, Пакистане и Северной Корее потенциальная угроза начала исходить и оттуда, что специально подчеркнул Остапенко.

Командующий, возможно, из дипломатических соображений, не упомянул о еще одном немаловажном факторе – китайском. Несмотря на то, что стратегический ядерный арсенал этой страны сравнительно невелик и представлен, в основном, обычными ядерными бомбами на устаревших средних бомбардировщиках Н-6 (клон советского Ту-16), КНР ведет активные работы по развитию «второй артиллерии», как называют ракетные войска в Поднебесной. Количество межконтинентальных носителей очень невелико, и вряд ли на них имеется более сотни зарядов, причем разделяющимися боевыми частями оснащены лишь новейшие DF-31A, поступившие на вооружение в 2007 году в количестве 15 единиц, и некоторое количество трехступенчатых DF-5. Всего КНР располагает 20 такими носителями, при этом лишь часть из них в модернизированном «многоголовом» варианте DF-5A. Но в стране активно развивается программа DF-41: это будут вполне современные ракеты, далеко ушедшие от советских Р-10 и Р-12, чьими усовершенствованными клонами являются китайские МБР. Хотя страна нам и дружественная, «приглядывать» за ее СЯС на всякий случай необходимо.

«Все, что нужно, мы будем видеть», – сказал командующий, комментируя отслеживание российскими средствами контроля испытательных пусков ракет Ираном, Индией и другими странами региона. А чтобы виделось лучше, в Армавире заканчивается строительство РЛС нового поколения типа «Воронеж». Она должна заменить РЛС в Габале, которую РФ арендует у Азербайджана, по крайней мере, до 2012 года.

Кроме того, КВ собираются активно пополнять группировку спутников военного назначения. «Группировка будет поддерживаться и наращиваться. По мере необходимости будем запускать новые спутники», − сказал Остапенко. Он отметил, что определять количеством запусков развитие космических систем, действующих в интересах обороны, нельзя, так как, в отличие от советских времен, когда спутники выполняли функции на орбите в течение месяцев и нескольких лет, современные аппараты способны работать десятилетие. «Сейчас космические аппараты нового поколения идут со сроком существования 10−5 лет, и необходимости запуска большого количества спутников в этой связи нет», − сказал командующий. Впрочем, генерал несколько поторопился: пока российские спутники не могут похвастаться такой продолжительностью работы. Средний срок существования военного спутника связи – 4−5 лет, разведчика – еще меньше. На показатель 6−7 лет должны выйти аппараты нового поколения, которыми сейчас пополняется российская военная группировка, а сроки службы в 10−15 лет – это дело следующего десятилетия.

Несмотря на увеличение количества пусков, от некоторых систем КВ откажутся. Так, носитель легкого класса «Космос-3М» совершит в этом году два последних полета, а его производство более не планируется. Это весьма разумная мера, поскольку в распоряжении КВ имеется достаточно носителей со схожими характеристиками, типа «Рокот», «Старт» и «Днепр». Более того, это почти «даровые», конверсионные носители, в них переоборудуются снимаемые с вооружения МРБ Р-36УТТХ и УР-100Н, запас которых достаточно велик, не менее 100 единиц.

Следующим поколением носителей должна стать универсальная модульная система «Ангара», первый пуск которой был намечен на 2011 год. Однако, по словам Остапенко, сроки могут быть немного сдвинуты, как понятно из заявления – по причине неготовности наземной инфраструктуры. Предполагается, что основной площадкой комплекса станет новый российский космодром «Восточный», однако его готовность ожидается не ранее 2015 года. Так что первый пуск будет произведен с космодрома Плесецк. Как сказал командующий, принципиальных препятствий к реализации программы нет. Это действительно так, поскольку первая ступень «Ангары» уже летает в составе южнокорейской ракеты К-1.

Комментарии

Дмитрий Чугунов, специалист по обеспечению безопасности
Ядерный щит нужно латать в любом случае. Сейчас это - один из немногих факторов, сохраняющих суверенитет России. Читать далее


← На главную страницуПисьмо в редакциюПодписка на новости
 
 
© 2005 - 2014 ООО Деловая газета «Взгляд»
E-mail: information@vz.ru
.masterhost Apple iTunes Google Play
В начало страницы  •
Поставить закладку  •
На главную страницу  •
..............