24 февраля, пятница  |  Последнее обновление — 07:01  |  vz.ru

Главная тема


Протест Японии подтвердил верность решения о дивизии на Курилах

праздничная встреча


Военные моряки рассказали Путину о недружественном поведении кораблей НАТО

задержки машин


Россия выиграла у Белоруссии спор в суде ЕАЭС

оборонный концерн


Украинской армии пообещали за год передать 60 самолетов

Обращение с жалобой


Рада возмутилась отсутствием упоминания «оккупации» Крыма в отчете ОБСЕ

проблемы с кадрами


Шойгу рассказал о гигантской нехватке военных летчиков

поставки угля


Россия сделала важный шаг для спасения предприятий Донбасса

«масштаб не тот»


Пушков высмеял Порошенко и Саакашвили в связи с заявлениями о войне

подсчет минюста


Украина сказала, сколько потеряла от выхода Крыма

«ничему не научились»


Василий Стоякин: Что происходит в головах у моих сограждан, которые три года назад выбежали на Майдан?

«третий путь»


Егор Холмогоров: Шафаревич показал ту идеологию, которая будет править сатанинский бал на наших просторах с начала перестройки

юбилей октября


Андрей Бабицкий: Революция 1917 года была бедствием, кошмаром, это была трагедия миллионов людей

на ваш взгляд


Россия признала паспорта ДНР и ЛНР. Какие дальнейшие шаги должна делать Москва по отношению к республикам Новороссии и Украине?

Трамп знает, как обыграть противников сближения с Россией

И в качестве президента США Трамп подвергается беспрецедентному давлению   16 февраля 2017, 22:30
Фото: Carlos Barria/Reuters
Текст: Петр Акопов

Версия для печати  •
В закладки  •
Постоянная ссылка  •
  •
Сообщить об ошибке  •

Политические оппоненты Трампа устроили настоящую травлю новой администрации Белого дома по поводу «связей с Кремлем» и «возможной отмены санкций против России». Однако они сами же признают, что Трамп имеет реальные способы наладить отношения с Москвой даже в таких условиях. В том числе отменить санкции по сути, не отменяя формально.

После отставки генерала Флинна наступление на администрацию Трампа продолжается. Главным поводом для атаки остаются отношения с Россией. Точнее, страшная угроза того, что Трамп может сбить напряжение в отношениях двух стран.

«Трамп все равно может дать Путину буквально все, что тот хочет, не предприняв никаких действий по снятию санкций»

На языке противников Трампа и России это называется пойти на «неоправданные уступки», говоря по-русски, «слить». Так вот, чтобы не допустить ситуации «Трамп слил», его нужно лишить свободы рук на российском направлении. Не беда, что эта идея неосуществима: внешняя политика в США во многом является прерогативой президента, а большое влияние Конгресса, способного вставлять палки в колеса машине Белого дома, сложно использовать по причине того, что парламент контролирует партия президента. То есть республиканцы.

Да, демократы хотели бы и дальше гнать волну о том, что «Трамп – агент Путина», да, часть республиканцев в Конгрессе так же напугана «русскими шпионами в Белом доме» – и, в принципе, Конгресс мог бы принять двухпартийный законопроект, который в среду внесли такие видные «борцы с Путиным», как республиканцы Маккейн и Грэм и демократ Кардин.

Они предложили придать указам о санкциях против России, принятым Обамой, статус закона. Тогда вопрос их отмены окажется под контролем Конгресса – президент сможет отменить их только в том случае, если Конгресс не примет запрещающую резолюцию. Кроме того, для отмены санкций президент США должен будет подтвердить, что Москва «прекратила действия на Украине, а также кибератаки против американцев». Один из инициаторов, конгрессмен Стини Хойер сказал, что Конгресс должен «послать ясный сигнал русским, что они не могут вмешиваться во внутренние дела нашей страны и получать за это награду».

«Мы каждый день узнаем все больше о секретных делах доверенных лиц президента Трампа с российским правительством. Мы не знаем полностью, насколько далеко зашло это общение, но, если администрация попытается ослабить санкции против России сейчас, это будет выглядеть подозрительно», – заявил еще один соавтор законопроекта Адам Смит.

Все замечательно – вот только чтобы законопроект обрел силу закона, он должен не только набрать большинство голосов в обеих палатах, но и быть подписанным президентом. И вот тут начинаются нюансы. Во-первых, при голосовании включается партийная дисциплина – и если республиканцы поддержат закон, против которого выступает их однопартиец – президент, это будет равнозначно внутрипартийному конфликту. А его сейчас обе стороны – и партийные элиты, и Трамп – всячески хотят избежать. Республиканцы не будут объявлять войну Трампу – это стало бы сейчас самоубийственным для и так разделенной партии. Лидер республиканского большинства в сенате Митч Макконнел пообещал заблокировать снятие санкций с России, но не обещал поддерживать законопроект Маккейна.

Но даже если этот закон и был бы принят, Трамп бы его не подписал. И не потому, что он собрался отменять санкции – а потому, что законопроект ограничивает его полномочия как президента. Зачем ему это? Даже Обама был против принятия подобного закона, что уж тут говорить о Трампе, который изначально декларировал необходимость серьезнейших изменений в американской внешней политике.

Впрочем, допустим самый радикальный вариант: Конгресс вдруг принимает закон, а Трамп подписывает его. Или же президент отклоняет принятый закон, а Конгресс преодолевает его вето. И что? Самое смешное, что это вовсе не лишает Трампа возможности кардинальным образом изменить отношения с Россией – оставив формально все санкции действующими. И это понимают даже самые упертые сторонники продолжения политики конфронтации с Москвой.

Именно об этом, по сути, и говорится в вышедшей 14 февраля на Foreign Policy статье Тома Малиновски «Не верьте обещаниям Трампа сохранить антироссийские санкции». Малиновский еще месяц назад был помощником госсекретаря США по вопросам демократии, прав человека и трудовых отношений. Он работал не только с Керри – начинал спичрайтером у Олбрайт, был одним из руководящих кадров в Совете национальной безопасности при Клинтоне, а с 2001 по 2013 год руководил вашингтонским бюро Human Rights Watch, откуда и вернулся обратно в Госдеп. То есть более чем инкорпорированный в либеральную американскую элиту человек. И что же пишет пан Тадеуш?

«Трудно себе представить, чтобы американский президент захотел расторгнуть многолетний альянс Америки с демократической и единой Европой, одновременно заключая сделки с антиамериканским диктатором в России. Поэтому мы хватаемся за любое доказательство обратного. И вот два события, которые дают нам основания надеяться на лучшее».

Надежду в Малиновски вселяют два факта – визит Пенса и министра обороны Мэттиса в Европу, где они, как он надеется, успокоят союзников обещанием защищать их от агрессии (понятно, что российской), и то, что «серьезно уменьшилась вероятность заключения соглашения между Трампом и Путиным на манер пакта Молотова – Риббентропа, которое предусматривало бы отмену антироссийских санкций в обмен на совместную борьбу против ИГ*». Уменьшился «риск» пакта, естественно, из-за отставки советника президента по национальной безопасности Майкла Флинна, этого «страшного человека», которого американские либеральные медиа умудрялись изображать одновременно и «сумасшедшим ястребом», и сторонником уступок России, и противником России и Ирана, и агентом Путина.

Но эти симптомы не должны усыплять борцов с Трампом:

«Но прежде чем мы позволим себе успокоиться, следует вспомнить, что Трамп все равно может дать Путину буквально все, что тот хочет, не предприняв никаких действий по снятию санкций».

Какой ужас – бывший помощник госсекретаря открывает страшную тайну. Стоит процитировать поподробнее.

«Вот как он может это сделать:

1. Не прилагать никаких усилий по воплощению санкций в жизнь. Санкции сами по себе не реализуются. Со временем те, против кого они направлены, найдут возможности уклоняться от них, скрывая свои активы, действуя под чужими именами и отыскивая новых посредников... Чтобы санкции действовали, нужны постоянные усилия.

Администрация Обамы не только регулярно расширяла объем антироссийских санкций, но и издала четыре «пакета мер» по их поддержке, направленных против активов главных лиц, включенных в санкционный список, а также против агентов и посредников, которые помогали им прятать деньги. Госдепартамент и министерство финансов регулярно обращались к банкам и компаниям, предостерегая их о недопустимости сомнительной деятельности, выгодной подвергнутым санкциям юридическим и физическим лицам из России.

Когда из-за санкций американские компании были вынуждены отказаться от сделок в России, администрация Обамы надавила и на другие страны, такие как Япония и Южная Корея, чтобы они не позволяли своим компаниям заполнять возникшие ниши.

Белый дом при Трампе может уведомить Госдепартамент и министерство финансов, что такие усилия больше не являются приоритетом, и начать бесконечно откладывать пятый санкционный пакет (который, в принципе, должен быть принят через несколько месяцев). На бумаге санкции останутся, но на практике они потеряют свою эффективность.

2. Ничего не делать для укрепления европейского единства по поводу санкций. Сплотить Европейский союз, чтобы тот выступил против российской агрессии на Украине, было очень непросто с учетом того, что на такие действия должны были дать согласие все 28 стран-членов, а Россия постоянно пыталась разорвать самые слабые звенья в цепочке ЕС.

Президент Обама на саммитах «большой семерки», на встречах и в телефонных разговорах с руководителями европейских стран неоднократно призывал их к продлению санкций. Виктория Нуланд и Дэн Фрид из Госдепартамента, а также Адам Шубин из министерства финансов неоднократно ездили в Европу, чтобы поддержать единство стран ЕС в вопросе санкций. Если администрация Трампа не возобновит эти действия (сейчас они заморожены в ожидании нового руководства и новых указаний) в условиях, когда Британия намерена покинуть ЕС вместо того, чтобы повести его за собой, а популистские пророссийские партии попытаются ослабить французское и немецкое правительства, то европейское единство в вопросе санкций рухнет...

А если Германия и Франция выстоят перед этим натиском и будут стремиться к усилению антироссийских позиций ЕС, Трамп со Стивом Бэнноном могут потихоньку уведомить своих европейских друзей из интернационала альтернативных правых типа венгерского премьера Виктора Орбана, что им было бы неплохо наложить вето на решение Евросоюза о продлении санкционного режима. Слабые звенья ЕС, такие как Венгрия, Словакия и Греция, не оспаривают европейский консенсус, отчасти из-за того, что США вместе с Германией, Францией и Британией призывают их не делать этого. Но если Белый дом начнет говорить им, что американская позиция изменилась (что бы ни заявляли люди из кабинета Трампа в своих публичных выступлениях), баланс будет нарушен.

3. Все равно пойти на сотрудничество в Сирии и четко заявить о том, что борьба с «радикальным исламом» перевешивает отстаивание других ценностей. Трампу не нужно официальное соглашение с Путиным, чтобы начать с русскими обмен разведывательной информацией и данными о целях в Сирии. Пока ветераны из команды Обамы задают себе вопрос о том, с кем Трамп будет выдавливать боевиков «Исламского государства*» из Ракки – с турками или с курдами, президент может выбрать третий вариант: в сотрудничестве с русскими помочь режиму Асада начать наступление на подконтрольную ИГ территорию (или по крайней мере передать ему ключи от Ракки, когда ее возьмут курдские войска)».

Это пишет человек, еще в начале этого года находившийся в верхушке Госдепа и наблюдавший сам механизм борьбы за поддержание антироссийских санкций. И из его объяснений видно, что для того, чтобы санкции перестали работать, нужно просто перестать латать бесконечно разваливающуюся сеть блокады.

Малиновский не выдает никаких тайн – все это и так прекрасно знают и в трамповском Белом доме, и в московском Кремле. Действие американских санкций никак не помешает Трампу и Путину договориться, если они того захотят. Потому что они будут договариваться поверх барьеров, над той конструкцией, которую выстроила глобальная элита с целью блокировать как таких, как Путин и суверенная Россия, так и таких, как Трамп, с его идеей вернуть США национальный суверенитет. Интересно, что Малиновский и это понимает – излагая правду языком либеральных медиа:

«Кроме того, Трамп может сделать то, что больше всего нужно Путину: отказаться от сводящей с ума американской привычки настаивать на том, что права человека – это универсальная норма; остановить нашу раздражающую кампанию против коррупции и отмывания денег; позволить таким странам, как Украина, самостоятельно выплывать или тонуть; и все это время неустанно повторять главный догмат московской пропаганды о том, что западные демократии ничуть не лучше России, а посему они не имеют права никого критиковать. Если Трамп и дальше будет говорить, что американские выборы подтасовываются, что наши города – это настоящая катастрофа, что у нас нечестные журналисты, что мы, как и Россия, убиваем своих врагов, Russia Today сможет заявить о том, что ее миссия выполнена».

То есть российско-американские отношения наладятся тогда, когда США откажутся от претензий на глобальное господство – и, о ужас, Трамп способен на это. Все-таки иногда бывшие помощники госсекретарей бывают очень откровенны.

* Организация, в отношении которой судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности по основаниям, предусмотренным ФЗ "О противодействии экстремистской деятельности"


Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь

 
 
© 2005 - 2016 ООО Деловая газета «Взгляд»
E-mail: information@vz.ru
.masterhost Apple iTunes Google Play
В начало страницы  •
Поставить закладку  •
На главную страницу  •
..............