27 сентября, вторник  |  Последнее обновление — 16:45  |  vz.ru

Главная тема


Эксперты оценили первые дебаты Клинтон и Трампа

обвинения по трем статьям УК


Прокурор уточнил сумму найденных в машине Захарченко денег

«затягивание войны»


Британия пригрозила России новыми санкциями из-за ситуации в Сирии

сражение за Алеппо


Истерика Запада прямо связана с ожиданиями военной победы Асада

война в сирии


Лавров: Военные США, возможно, не слушаются Обаму

уроки майдана


Аваков потребовал от украинцев подчиняться полицейским

новая метла


Какие ошибки СВР придется исправлять Нарышкину

«собираем рекордные урожаи»


В Крыму поблагодарили Украину за продовольственную блокаду

«бряцание оружием»


Глава Пентагона: Россия представляет для США ядерную угрозу

«провокационное искусство»


Наталья Холмогорова: Мысль о ребенке все прочнее связывается с мыслью о сексе

Вопрос дня


Какие виды вмешательства общественных активистов в культурную жизнь вы могли бы одобрить, если разделяете их позицию?

Турция пытается восстановить военное доверие с Москвой

Визит на турецкую базу проходил в обстановке повышенной секретности   30 марта 2016, 19:10
Фото: Umit Bektas/Reuters
Текст: Евгений Крутиков

Версия для печати  •
В закладки  •
Постоянная ссылка  •
  •
Сообщить об ошибке  •

В среду российские военные завершили оценочную инспекцию турецкой базы Командования бригады морской пехоты. Ранее Турция фактически связала ее проведение с параллельной инспекцией украинцев, что стало со стороны Анкары некой «дипломатической хитростью». Она, впрочем, вряд ли поможет: претензии к военной непрозрачности турок есть даже у НАТО.

База ВМС Турции «Фоча» – это единственная в составе турецких армии и флота амфибийная бригада, предназначенная для проведения самостоятельных десантных операций по захвату и удержанию плацдармов на берегу. Есть еще шесть батальонов морской пехоты, но они ориентированы на действие на приморских направлениях совместно с сухопутными силами и при воздушной поддержке. В Турции считают, что амфибийная бригада едва ли не самое подготовленное соединение во всех вооруженных силах страны. Приблизительная численность – около 3 тысяч человек (четыре батальона морпехов и батальон поддержки). Командир в звании бригадного генерала непосредственно подчинен командованию Южной военно-морской зоны.

«Средневековое политическое мышление Анкары представляется хитроумным и многозначительным только самим туркам. И Москва, и Европа склонны в ответ или посмеиваться, или пожимать плечами»

На этой же самой «Фоче» расположен и небольшой отряд спецназа Su Alti Taarruz. Сама база по площади довольно крупная – более 18 тысяч квадратных километров вокруг удлиненного фьорда. Проинспектировать такой объект в течение светового дня, мягко говоря, проблематично. Тем более когда «на плечах висят» несколько специально обученных сотрудников военного ведомства Турции из департаментов, отвечающих за анализ разведывательных данных, информацию и контроль за вооружениями. Но турецкая сторона заявила, что российские инспекторы 30 марта уже покинули Фочу, на вертолете их доставили в Стамбул, откуда они отправятся в Россию.

Если исходить из юридических формулировок, то такого рода инспекции проводятся в рамках Венского документа ОБСЕ 2011 года для «определения степени военной активности или отсутствия таковой». При этом участники соглашения должны уведомлять друг друга о своей военной активности, а также своевременно отвечать на вопросы, если таковые появятся. Но на практике все это давно свелось к осуществлению ряда формальных манипуляций, демонстрирующих скорее степень политического и дипломатического доверия, чем реальный военный контроль.

Эта странная ситуация была усугублена кризисом на Украине, который практически похоронил все позитивное, что было заложено в изначальном договоре ОБСЕ. Контрольные механизмы сейчас крайне политизированы, а степень прозрачности движется к нулевой отметке. Примечательно, что данный расклад стал беспокоить даже генсека НАТО Йенса Столтенберга, который лояльностью по отношению к России не отличался никогда. По его мнению, Венский документ нуждается в серьезной доработке как раз в сторону увеличения прозрачности механизмов. При этом речь даже не идет об односторонних уступках со стороны России: Москва и так чрезвычайно щепетильно выполняет положения всякого рода контрольных мероприятий и комиссий. Единственный кризис в этой сфере был инициирован США, но уже буквально через несколько месяцев взаимное инспектирование было продолжено.

А вот как раз к Турции накопилось много вопросов, в том числе со стороны НАТО как организации в целом и со стороны отдельных членов альянса. К примеру, Греция в Турции в принципе лишена «режима доверия», и никакие инспекции с участием представителей Афин просто невозможны. Несмотря на все примирительные успехи европейского сообщества, окончательного разрешения кипрской проблемы не просматривается. Общее следование руководства Кипра и непризнанной турецкой республики неким правилам еще не гарантия того, что конфликт не может возобновиться в будущем. Никто не отменял и постоянные воздушные дуэли греческой и турецкой авиации над Эгейским морем, и выяснения отношений из-за нескольких спорных островов. В этом контексте амфибийная бригада в Фоче – главный раздражитель для Афин. Ведь и в конфликте на Кипре, и в спорах вокруг островов основным фактором «первого этапа» станет скорость переброски по морю сил вторжения и – впоследствии – подкреплений. В свое время, оценив возможные потери при попытке перебросить войска по воздуху, турецкое командование приняло решение сделать ставку именно на морскую схему вторжения. Когда же Россия начала поставлять Греции современные средства ПВО, Турция вовсе отказалась от развития воздушно-десантных сил как самостоятельного рода войск.

«Тень Украины» повисла и над последней по счету российской инспекцией. Судя по всему, турецкая сторона согласилась на ее проведение (да, она не имела права отказать, но прецеденты в последние месяцы уже были) только при параллельном пребывании в Турции украинской делегации с аналогичной инспекцией. При этом украинская делегация отправилась на главную базу учебного полка южного тактического воздушного командования в Конью. То есть в зону, непосредственно связанную с событиями в Сирии. Ничего интересного для Украины там нет и быть не может. А вот для российских представителей – наоборот.

Москве в принципе все равно, как Анкара увязывает эти международные инспекции с Украиной. Но эта комедия демонстрирует шаткость всей архитектурной конструкции европейских договоренностей по контролю за вооружениями. Сейчас не существует уже ни одного многостороннего договора такого типа, который реально влиял бы на военную обстановку на континенте. Последним действующим документом был договор о фланговых квотах, скончавшийся в связи с распадом СССР, хотя еще несколько лет страны НАТО пытались настаивать на его формальном соблюдении, проводя сложные подсчеты техники и вооружений новых фланговых государств. Уже и границы НАТО радикально изменились, и второй высокой договаривающейся стороны не существовало, а они все еще пытались обрисовать фланговые квоты.

Современная ситуация – это уже системный сбой. Предусмотренные инструменты контроля военной активности окончательно превратились в сложные политические инструменты с нулевым практическим «выхлопом». Даже с утилитарно-военной точки зрения они не имеют смысла. Та же турецкая амфибийная бригада поднимается по тревоге менее чем за час, и определить степень ее готовности такого рода инспекциями невозможно.

В то же время Турция хотя и умудрилась увязать российскую инспекцию с украинской, все-таки согласилась на ее проведение, что по задумке восточного ума должно было одновременно демонстрировать и «готовность к диалогу с Москвой», и верность общему политическому курсу. Получилось невнятно, благо средневековое политическое мышление Анкары представляется хитроумным и многозначительным, переполненным знаками и намеками только самим туркам. И Москва, и Европа склонны в ответ или посмеиваться, или пожимать плечами. Как это было совсем недавно, когда турецкая береговая охрана не пустила на острова Эгейского моря высокопоставленных европейских политиков, которые хотели проинспектировать работу с беженцами.

Йенс Столтенберг, кстати, основные претензии о «непрозрачности договора ВД-2011» предъявляет не России, что было бы для него логично, а именно ОБСЕ. Именно эта структура была инициатором проекта, формально она и ответственна за его провал. Реанимировать сейчас прежнюю систему европейских договоров по контролю за вооружениями бессмысленно. Правила проще написать заново – в соответствии с нынешней стратегической обстановкой. А в этой самой обстановке чрезвычайно преувеличенную роль стали играть «новые европейские государства» и Турция, договориться с которыми о новых правилах Брюсселю крайне сложно. Турция, Латвия, Литва, Румыния и Польша заинтересованы в поддержании нынешнего уровня противостояния и недоверия еще пару-тройку лет, надеясь поправить за этот период свои бюджетные проблемы за счет военных расходов со стороны «старых» стран НАТО и США. И это не говоря об Украине, представители которой со свойственным им красноречием активно выступают против любых общеевропейских проектов, если в них в качестве равноправного партнера фигурирует Россия.

Тем не менее инспекция на базе «Фоча» может послужить хотя бы легким толчком к давно назревшему пересмотру устаревших правил установления военного доверия. Не она одна, конечно. Но при грамотной оценке обстановки многие заинтересованные страны могли бы сделать правильные выводы из турецкого «гостеприимства». А амфибийная бригада в Фоче, как и турецкие боевые пловцы, никуда оттуда не денутся. Там фьорд очень длинный. Можно и в открытое море не успеть выйти, как «Калибр» прилетит.


Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь

 
 
© 2005 - 2016 ООО Деловая газета «Взгляд»
E-mail: information@vz.ru
.masterhost Apple iTunes Google Play
В начало страницы  •
Поставить закладку  •
На главную страницу  •
..............