29 мая, воскресенье  |  Последнее обновление — 04:47  |  vz.ru

Главная тема


Решение по делу сына вице-президента ЛУКОЙЛа вызывает вопросы

«не хочу вести с ней диалог»


Захарченко рассказал, что будет с Савченко в Донбассе

«хуже уже не будет»


Москва отреагировала на назначение бывшего генсека НАТО советником Порошенко

«Many thanks»


Пушков указал фермерам ЕС виновных в потере российского рынка

золотая молодежь


Полиция задержала сына вице-президента ЛУКОЙЛа

пауки в банке


Появились сведения о конфликте Саакашвили и Порошенко

политическая риторика


Трамп назвал Путина сильным лидером, а Обаму - беспомощным

их нравы


Супруга Джонни Деппа обвинила актера в побоях

«если увидим прогресс»


Германия меняет позицию по поводу отмены антироссийских санкций

экономическая модель


Александр Разуваев: Помогли ли России рыночные реформы?

Вопрос дня


Как повлияет освобождение Савченко на политический хаос на Украине?

Политтехнологи подсчитывают стоимость кампаний кандидатов в депутаты

Чем ближе день голосования, тем активнее предолжение на рынке политтехнологических услуг   10 февраля 2016, 08:08
Фото: Кирилл Кухмарь/РИА «Новости»
Текст: Андрей Резчиков,
Михаил Мошкин

Версия для печати  •
В закладки  •
Постоянная ссылка  •
  •
Сообщить об ошибке  •

Более чем за полгода до думских выборов политтехнологи «составляют меню» для своих потенциальных клиентов – кандидатов в депутаты-одномандатники. Зашла речь о «вилке от 50 млн до 150 млн руб.», в которые оценивают стоимость кампаний. Эксперты считают такой расчет спекулятивным и называют сумму от 25 млн руб. Многое зависит от размера округа, от состава участников гонки, и самое главное – не все определяется деньгами.

Думская кампания 2016 года может сопровождаться самым большим за всю историю российского парламентаризма спросом на услуги политтехнологов, обслуживающих кандидатов в депутаты по одномандатным округам. Такое предположение высказано в докладе, который во вторник представила политконсультант Екатерина Курбангалеева, директор АНО «НИЦ «Особое мнение».

«Переводить все в деньги – упрощенное понимание. Есть немало кандидатов, которые могут победить с минимумом вложений»

«Цифры звучали разные: от 750 тыс. долларов до 100 млн руб. (из расчета 10 долларов на избирателя). В конечном итоге в результате нескольких обсуждений на профессиональных площадках остановились на вилке от 50 млн руб. до 150 млн руб. с учетом поправок на известность, коэффициентов по территориям и всевозможных прочих оговорок», – отмечает Курбангалеева в комментарии порталу «Политаналитика».

Впрочем, уточняет она, «разброс слишком велик и расплывчат, чтобы быть квалифицированным». Как бы то ни было, «в 2016 году профессиональный цех election makers (людей, профессионально «делающих» предвыборные кампании – прим. ВЗГЛЯД) ожидает самый большой спрос на их услуги за последние более чем 10 лет», – добавляет Курбангалеева.

Политолог Олег Матвейчев, довольно скептически комментируя эти расчеты в своем блоге, отмечает: «Каждые две недели с завидным постоянством в среде политологов и политтехнологов, журналистов и депутатов возникают разговоры о будущей цене депутатского мандата. Кому нужна эта дискуссия – можно только догадываться. Самое логичное предположение – цех политконсультантов набивает цену, приучает будущих клиентов к мысли, что денег придется потратить много».

«Цена» услуг консультантов в каждом округе будет разной, и посему нет смысла озвучивать некую «среднюю температуру по больнице», полагает Матвейчев.

Цена победы

Говоря собственно о стоимости выборов, Матвейчев отмечает: «Существовала старая методика расчета потенциальной стоимости выборов независимо от специфики округа и ситуации – два доллара на избирателя. Сейчас доллар подорожал в два раза, а страна живет в рублях».

«Средний округ будет 400–500 тысяч избирателей, значит, цена вопроса составляет полмиллиона долларов, или 35–40 миллионов рублей. Это, повторяюсь, совершенно абстрактная цифра, но за ней стоит опыт многих выборных кампаний. Видимо, она и будет той, на которую будут ориентироваться штабы», – полагает Матвейчев.

В эту стоимость эксперт закладывает аренду штабов и приемных, залов для выступления, машин и т. п. «Это примерно полмиллиона рублей в месяц. Умножаем на восемь месяцев работы – получаем четыре миллиона рублей», – полагает Матвейчев.

Зарплата юристов и членов штаба, не считая специальных политтехнологов, «которых теперь часто не нанимают, тем более в случае минимальных расходов», будет тянуть не меньше 1 млн руб. в месяц, а следовательно, на всю кампанию уйдет не меньше 8–10 млн, полагает Матвейчев.

Вкупе с расходами на агитационные материалы, билборды, ролики, специальные мероприятия стоимость кампании может составить от 25 млн руб. (для кандидатов, «чья задача не победа, а участие» – это выдвиженцы парламентской оппозиции или партий с государственным финансированием, таких как «Яблоко»), или от 30 до 50 млн руб. для тех, кто претендует на победу.

Размер имеет значение

Кроме того, отмечает Матвейчев, цена будет зависеть от размера округа: «Ведь есть округа не с густонаселенными субъектами Федерации, взять ту же Камчатку. А есть полноценные 500-тысячные округа в центральных регионах России».

«Цена будет зависеть от национально-географической специфики, – также полагает Матвейчев. – Вряд ли выборы на Кавказе, проходящие в традиционном обществе, через взаимодействие с лидерами общин, будут столь же дороги, как выборы в промышленных регионах, с индивидуализированным населением».

Схожего мнения придерживается председатель наблюдательного совета консалтинговой компании «Бакстер Групп» Дмитрий Гусев.

В России есть округа, где нет и 500 тысяч избирателей, например на Чукотке, Камчатке, в Туве, напомнил эксперт в комментарии газете ВЗГЛЯД. На этих территориях большие траты излишни. «Все округа можно разделить на несколько типов. Первые – это дешевые округа, где живет мало избирателей, где нет большой конкуренции и нет богатых кандидатов. Вторые – это округа с высокой конкуренцией. В них придется тратить много денег, побеждать на праймериз. И будут какие-то средние округа, где выдвигается сильный кандидат с огромным рейтингом. Против него нужно хотя бы деньги тратить, если человек известный», – сказал Гусев.

«Богатые» и «бедные» округа

Интервью / Политика

Андрей Лесик: Моя позиция – налаживаем отношения с Россией
Дмитрий Линтер: Наша акция разрушает эстонский миф об оккупации
Тьерри Мариани: Наша резолюция - первая в Европе политическая акция подобного рода
Рута Паздере: Третья часть латвийского бюджета уходила для нужд СССР
Виталий Игнатьев: Молдавия и Украина наносят по Приднестровью удар за ударом
Другой не менее важный фактор – сколько вкладывают остальные участники кампании. «Если выходит один бедный коммунист, один бедный справедливоросс и один бедный единоросс, то цена кампании будет небольшая. Зачем тратить большие деньги, если у остальных кандидатов денег нет. Поэтому у нас будут округа, где денег потратят совсем немного – 15–20 млн рублей», – сказал Гусев.

Однако есть большие, мощные и конкурентные территории. «Есть Москва, Питер, Екатеринбург. Это дорогие регионы, там люди живут богаче, цены на все выше. И конкуренция выше, что самое главное. Поэтому кампания там будет большая и стоить дорого. При этом надо не забывать, что стоимость кампании увеличивается в связи с проведением праймериз. Праймериз – это фактически треть выборов. Треть бюджета будет уходить на то, чтобы победить в праймериз», – указал политолог.

«Все переводить в деньги – это упрощенное понимание»

В свою очередь директор департамента исследовательских программ экспертной группы PiteR Александр Серавин считает, что кандидатам с наработанным рейтингом, известностью и поддержкой в регионе избирательная кампания обойдется в практически ничего, а кому-то придется потратить ресурсов довольно много. «Избирательная кампания может обойтись от каких-то десятков и сотен тысяч рублей до 100 миллионов», – сказал Серавин газете ВЗГЛЯД.

Он пояснил, что есть депутаты Госдумы, у которых невероятно хорошие позиции, и им все равно, от какой партии идти, потому что они в любом случае победят. А есть депутаты, которым надо вкладываться.

«Упрощенное понимание – все переводить в деньги. Это далеко не так на самом деле. В России есть немало кандидатов в депутаты, которые могут победить с минимумом вложений. А 25 млн потратить, 50, 100 или больше – это все зависит от конкурентности, самой избирательной кампании и многих других факторов. Есть территории, например Татарстан, Башкирия. Если там человек пойдет против одобренного местного товарища, то ему никакие деньги не помогут: ни 50, ни 100, ни 250 млн рублей... Коллеги просто резвятся, оперируя цифрами», – отметил Серавин.

Кроме того, нужно учитывать и другие особенности регионов. На том же Сахалине только транспортные расходы обойдутся в немалую сумму. А в Москве, поделенной на округа, будет крайне затруднительно охватить, познакомиться с избирателями, чего нельзя сказать о моногородах, Севастополе. «Надо будет проявить чудеса находчивости. Дело не только в финансах», – подытожил эксперт.

Зависит от конкурентности

Как отмечает Матвейчев, цена будет очень сильно зависеть от конкурентности выборов: там, где силы соперников не равны, а есть заведомый победитель, этому победителю тоже будет работать легче.

«Его задачей будет только выполнение «обязательной программы», – отмечет Матвейчев. – Явка традиционно будет высокой и так за счет «накрутки» федеральных СМИ, а проголосовать придется за единственного более-менее приемлемого».

Полностью бесконкурентных выборов не будет, «но парламентские партии готовят сейчас межпартийное соглашение, где по ряду округов «разведут по углам» потенциальных соперников», напоминает Матвейчев, подчеркивая: «Это нормально, это часть политики, политика – это не только драка, но и мирные переговоры».

«Темные лошадки» не помеха фаворитам праймериз

Эксперт полагает, что в большинстве случаев партии парламентской оппозиции в принципе не смогут выставить соперников, сопоставимых по известности и авторитету с единороссами. «Заметим, что таких округов будет большинство, ведь единороссы пройдут через праймериз, где наберут вес, натренируют команду. Праймериз, конечно, тоже требуют средств, но все-таки значительно меньше, чем полноценные выборы. Но зато праймериз позволят на старте отсечь слабых кандидатов и выставить на каждом округе почти стопроцентного победителя».

Матвейчев также отмечает: фактор «темных лошадок» – непартийных кандидатов, по большей части бизнесменов, которые будут пробовать себя в политике в качестве депутатов-одномандатников, будет не столь значителен. «Тут надо заметить, что бизнесмены – это люди, умеющие считать деньги, и инвестировать в убыточную тему не будут, ставить против сильного кандидата на кандидата неизвестного – почти всегда поражение. Так что мало будет таких «темных лошадок», – считает Матвейчев. – А там, где они появятся, их неопытность еще раз проиллюстрирует поговорку «первый блин комом».


Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь

 
 
© 2005 - 2016 ООО Деловая газета «Взгляд»
E-mail: information@vz.ru
.masterhost Apple iTunes Google Play
В начало страницы  •
Поставить закладку  •
На главную страницу  •
..............