31 августа, среда  |  Последнее обновление — 17:21  |  vz.ru

Главная тема


Эксперты оценили шансы Польши и Украины на примирение

Первый президент Украины


Кравчук призвал Порошенко поговорить с Путиным без посредников

удар бомбардировщика Су-34


Минобороны: «Официальный представитель» ИГ уничтожен российскими ВКС

«избегать конфликтов»


Шредер упрекнул ЕС в нехватке интеллигентности в отношениях с Россией

армия и вооружение


ВВС США рассказали о разработке истребителя далекого будущего

«авантюра не удалась»


Reuters: Алеппо показало предел мощи российских ВКС

стандарты НАТО


Литва объяснила отказ покупать украинскую военную технику

открытый гей и буркафоб


СМИ назвали возможного преемника Меркель

«материалы засекречены»


Польша назвала причину отмены безвизового движения с Калининградской областью

«Право на оружие»


России не хватает решения одного важного вопроса, в котором нам стоит поучиться у американцев

Вопрос дня


Как нужно относиться к переезду на ПМЖ в Россию граждан Украины?

Из СПС исключают за связь с НБП

Правые избавились от главного идеолога союза с «Яблоком» на выборах в Мосгордуму из-за его участия в одной акции с НБП
Сергей Жаворонков   11 ноября 2005, 16:30
Текст: Михаил Тульский

Версия для печати  •
В закладки  •
Постоянная ссылка  •
  •
Сообщить об ошибке  •

День 7 ноября СПС отпраздновал довольно своеобразно. Вечером прошел федеральный политсовет партии, на котором рассматривалось несколько вопросов – от экономической политики правительства до выборов в Мосгордуму. В последний момент в пакет рассматриваемых вопросов был добавлен и вовсе неожиданный.

Члены политсовета, съехавшиеся из регионов, обнаружили у себя в папках «Проект решения об участии членов партии в совместных акциях с партиями коммунистической и националистической направленности», состоящий из четырех пунктов.

Исключили идеолога

«Жаворонков очень умный, его надо исключить из СПС»

Первый пункт гласил: «В нарушение решений политсовета… ряд членов СПС во главе с членом политсовета московского СПС С. В. Жаворонковым приняли участие в проведенной 30 октября 2005 года Оргкомитетом (в него вошли движения «Мы», НБП, «Оборона», Объединенный гражданский фронт и др.) акции – первом объединенном митинге недоверия путинскому режиму «Марш несогласных» и тем самым нанесли Партии политический ущерб».

Второй пункт проекта решения говорил о недопустимости участия в митингах с коммунистами и националистами в будущем, третий пункт требовал исключения Жаворонкова из СПС, а четвертый касался остальных членов СПС, наравне с Жаворонковым участвовавших в митинге, – «предупредить членов СПС Д. Катаева, О. Козловского, Ю. Малышеву, А. Малявского, П. Шайкина о недопустимости участия в мероприятиях, наносящих партии политический ущерб». Примечательно, что Жаворонков просто пришел на митинг, а депутат МГД от СПС Дмитрий Катаев выступал с трибуны, но исключить предлагалось только Жаворонкова…

Кстати, именно Жаворонков был автором спасительной для правых идеи о том, чтобы московский СПС не выдвигал свой список на выборы в Мосгордуму, а пошел на них по спискам «Яблока». И не только автором идеи, но и автором самой резолюции конференции московского СПС об участии в выборах по списку «Яблока».

Увидев этот проект, Иван Стариков хотел переговорить с Белых, но тот «был занят» и не выходил из кабинета, даже когда члены политсовета уже собрались в зале, а потом молниеносно перешел в зал заседаний.

Еще 1 ноября на пресс-конференции в «Интерфаксе», отвечая на вопрос, не пугает ли его поведение «Яблока», которое регулярно митингует с НБП, Никита Белых ответил: «Не пугает. Это те вопросы, которые на сегодняшний день не являются приоритетными для нашего избирательного блока. Я не вижу угрозы для нашего блока объединенных демократов во взаимодействии с НБП». Неудивительно, что и член СПС Жаворонков за день до этого, 30 октября, не увидел ничего страшного в участии в митинге, на который пришли лимоновцы. Однако когда нужен был повод для его исключения из СПС, он тут же нашелся в том, в чем только что не видели угрозу. Может, теперь и Никиту Белых снять с поста лидера СПС за такую «близорукость»?

Редакцией газеты ВЗГЛЯД была получена кассета с записью заседания федерального политсовета СПС 7 ноября. Приводим выборочную расшифровку этого заседания.

Виктор Некрутенко
Виктор Некрутенко
Ответственный секретарь федерального политсовета СПС Виктор Некрутенко: «30 октября у Соловецкого камня было мероприятие СПС, был возложен венок от СПС, Иван Юрьевич Новицкий там выступал. Это было в 12 часов, а 16 часов Гарри Кимович Каспаров организовал еще один митинг на том же месте с привлечением вместе с уважаемыми людьми также организаций коммунистической и националистической направленности, в частности НБП. У меня лично возникают сомнения, можно ли в День защиты жертв политических репрессий митинговать вместе с такими людьми – может, это мое личное мнение, правда, мне еще после этого звонила очень уважаемый мной человек, Валерия Ильинична Новодворская, и она очень сурово отчитала меня за то, что там вместе с флагами лимоновцев были и флаги СПС. Я хочу обратить внимание прежде всего на то, что это нарушение решения федерального политсовета СПС, в решении которого от 29 января 2005 года говорится, что недопустим даже временный союз с партиями коммунистической и националистической направленности. Есть и аналогичное решение политсовета 25 ноября прошлого года… Ну, когда слухи такие дошли до меня, я решил выяснить, что там на самом деле. И выяснил, что флаги и атрибутику привез туда Сергей Владимирович Жаворонков. Этот вопрос мы обсуждали на президиуме, и нам как членам президиума этот вопрос показался достойным обсуждения на федеральном политсовете. И речь идет не только о формальном нарушении устава партии, а речь идет об идентификации нашей партии по большому счету, поэтому думаю, что мы сегодня должны очень тщательно и очень серьезно этот вопрос рассмотреть. Я пригласил тех членов партии, которые принимали участие в этом мероприятии, – они почти все пришли, за исключением Дмитрия Ивановича Катаева».

Сергей Жаворонков: «Уважаемые коллеги, спасибо за возможность высказаться, спасибо за то, что Вы какие-то скромные усилия члена московского политсовета и его приход на те или иные мероприятия оцениваете как некую важную политическую позицию, имеющую отношение к самоидентификации партии. По сути. Первое: этот митинг организовывался Объединенным гражданским фронтом (ОГФ), а не коммунистическими или националистическими организациями. Появление на любых публичных мероприятиях с флагом НБП, РНЕ, «Единой России», провокаторов в конце концов мы не можем остановить или предугадать. Поэтому еще раз подчеркиваю: митинг организовывался ОГФ Каспарова. Второе: решения политсовета СПС о неучастии в данном конкретном митинге ОГФ не было. В этой связи я и многие мои коллеги по городской организации сочли своим долгом присоединиться к митингу в поддержку политзаключенных. От себя добавлю, что те 49 человек, которые за ненасильственную акцию в Минздраве находятся за решеткой, на мой взгляд, являются политзаключенными. Еще: о моем появлении на этом митинге никто бы не узнал, если бы не сегодняшнее предполагаемое решение политсовета. Вопрос о моем исключении, на мой взгляд, предрешен, и связано это совершенно с другими обстоятельствами: многие коллеги знают, что я трижды избирался делегатом на съезд СПС от московской организации, что я был одним из инициаторов и самых горячих сторонников формирования списка на базе «Яблока», о чем мы жестко дискутировали с Леонидом Яковлевичем Гозманом на московской конференции. Я знаю, что ни на минуту в связи с предстоящий в декабре-январе отчетно-перевыборной конференцией не прекращается жесточайшее давление на членов московской организации, с тем чтобы московскую организацию возглавляли «правильные люди» с управляемой позицией. На мой взгляд, вынесение этой резолюции – безусловная тактическая ошибка авторов, потому что предупрежден – значит вооружен. О своем появлении на митинге ОГФ я не жалею, считаю, что, как говорят в последнем слове, в моих действиях нет состава преступления. Спасибо».

Павел Шайкин: «Люди, присутствовавшие на митинге ОГФ, крайне негативно относились к красным знаменам, энбэпэшники стояли фактически вне массы участников митинга, их отодвинули достаточно далеко… На митинге люди обсуждали и очень жалели, что не присутствуют на митинге представители СПС и «Яблока», очень жалели об отсутствии флагов СПС и «Яблока». Я читал все газетные публикации об этом митинге, и ни в одной не говорилось, что на митинге были флаги СПС, напротив, в некоторых статьях прямо было сказано, что наши флаги отсутствовали. К сожалению, и я там флагов СПС не видел, но убежден, что если бы они там были, то это было бы гораздо выгоднее для партии, чем их отсутствие».

Олег Козловский: «Я участвовал в митинге как координатор «Обороны», и когда я увидел пару-тройку флагов СПС, мне было очень приятно, потому что без них получалось, что СПС проигнорировал тему нынешних политических репрессий».

Депутат МГД Иван Новицкий: «Я достаточно давно и хорошо знаю Сергея Владимировича Жаворонкова, он человек правых взглядов, с ними он выступает в прессе, и он не является тем, кто идет вразрез с идеологией СПС, – в этом мы не можем его упрекнуть. Что касается тех событий, в которых он принимал участие, я думаю, это не повод исключать его из партии…»

Иван Стариков
Иван Стариков
Иван Стариков: «…В этом году мы подписали манифест в защиту свободы слова, где стоит подпись Зюганова, стоит подпись Лимонова, подпись Явлинского, стоят подписи уважаемых членом президиума федерального политсовета СПС, которым я являлся, Борис Надеждин... Наконец, совсем недавно произошли события на Автозаводской улице, когда эти новые штурмовики-хунвейбины напали с бейсбольными битами на радикальную молодежную организацию, мы подписали письмо в ее защиту. Так что же произошло с крупными мозгами нашими за это время? Теперь последнее: Никита Юрьевич в июле месяце, когда формировался совет ОГФ, у нас с Вами был разговор, я сказал, что Гарри Кимович Каспаров приглашает меня в эту организацию, Вы сказали: да нет проблем. Я вступил в политсовет ОГФ – как впрочем, и Борис Надеждин, и Вы тоже принимаете участие в «Комитете – 2008», которым также руководит уважаемый Гарри Кимович Каспаров. Гарри Кимович обратился ко мне с просьбой поддержать акцию ОГФ 30 октября в День памяти политических репрессированных, об этом несколько раз было объявлено по «Эху Москвы», и я обратился к региональной организации – приехало два автобуса из Костромы для того, чтобы принять участие в этом мероприятии. Да, действительно там было несколько флагов СПС. Я должен был сам туда прийти, но, к сожалению, по известным вам причинам я не смог быть, потому что за день до этого у меня произошли определенные события в жизни. Поэтому я попросил Сергея Владимировича Жаворонкова, чтобы он флаги в том числе туда принес, и считаю, что он как мой помощник не мог не выполнить это поручение… Если у кого-то еще остались иллюзии или доверие к этому режиму, то я это доверие и иллюзии выплюнул с пятью зубами 10 дней назад около своего дома, поэтому ставить вопрос об исключении Жаворонкова из партии – это как раз наносить серьезный политический ущерб партии сейчас, в период избирательной кампании. Это не по-мужски просто… Я же знаю, что за этим стоит подспудно – тогда нужно исключать меня, он выполнил мое поручение. Ставьте вопрос о моем исключении сегодня из партии».

Вера Корзун, Калуга: «Вопрос очень болезненный. Вот мы раздаем свои газеты, и нам говорят: а СПС – это фашисты, потому что были акции с лимоновцами и прочее… Мне пришлось оправдываться в прессе по поводу этого. Я в данном случае не о Жаворонкове говорю, а вообще. Хотя Иван Валентинович правильно говорит: есть вещи, под которыми мы вместе подписывались и с коммунистами. Вот если лимоновцы – свастика у них написана и всякие лозунги и прочее, и прочее, поэтому из-за них нас, СПС, идентифицируют сейчас с фашистами, это страшно… Вот только что Некрутенко выступал и сказал, что в телефонном разговоре его Новодворская отчитала. У меня есть предложение также отчитать тех, кто принимал участие в этой акции, то есть пункт третий убрать, а в пункте четвертом добавить фамилию Жаворонкова, и все. Потому что не настолько богата СПС кадрами, чтобы разбрасываться хорошими кадрами сегодня, не в таком мы состоянии сейчас, чтобы так разбрасываться ими, ведь кадровая проблема для СПС в регионах очень острая».

Николай Ефимкин, Омск: «Перед Гражданской войной в Омске жили 320 тысяч человек, а во время войны 200 тысяч человек просто заморили – нет, вероятно, в области человека или семьи, кто не был бы подвержен репрессиям. Я не говорю сейчас о наказании – мы это обсуждать будем отдельно, но мне очень не нравится некая бравада и манкирование вот таким фактом. Слава Богу, живем не в каменном веке: есть Интернет, есть СМИ, и мы в Сибири знали о том, какое будет мероприятие и кто приглашен к участию. И Интернет забит заявлениями порядочных людей, которые от сволочизма участия вместе с нацболами в осквернении памяти жертв отказались. Ну, если уж проходит такое мероприятие, если уж есть причина и тяга рядом постоять с этой мразью, – ради Бога, но зачем марать символику-то СПС? Очень легко мы относимся к принятым решениям съезда и политсовета. Оценку надо дать сначала событию, а потом – по персоналиям».

Борис Надеждин: «… Одно дело, когда, допустим, случайно оказались в одном кадре Гозман с Рогозиным, когда они на «Эхе Москвы» полемизируют – это одна история. А другая история – когда вы точно знали, что СПС в этом не участвует, точно знали, что там не будет участвовать «Яблоко», специально туда принесли флаги СПС, чтобы сделать провокацию – вот что на самом деле произошло. Не нужно тут рассказывать о солидарности и так далее…»

Стариков: «Но это я сделал, Борис».

Травкин: «Сейчас и о тебе вопрос поставим, что ты так? Сейчас поставим вопрос…»(смех в зале)

Надеждин: «Я неплохо знаю, в деталях, Иван Валентинович, ваши отношения с Жаворонковым. Ты, конечно, все время закрываешь глаза на то, как он тебя подставляет…»

Стариков: «Это мне решать – подставляет или нет, ладно?»

Борис Надеждин
Борис Надеждин
Надеждин: «Сергей Жаворонков в своем выступлении произнес замечательную фразу: я на самом деле знаю, за что меня исключают. Серёж, ты в принципе прав, по большому счету ты, конечно, прав, потому что у нас никаких мыслей по поводу исключения Катаева или Юли Малышевой нет, например, а насчет тебя длинный список – проблемы большие, поэтому допрыгался…»

Жаворонков: «Огласите весь список, пожалуйста!»

Надеждин (не сказав ни слова, садится).

Евгений Ясин: «Я недавно получил анкету от «Наших», и там один из вопросов формулировался так: мы эту анкету раздаем политическим деятелям, которые сочувствуют фашизму, – и названы фамилии Хакамады и Рыжкова...»

Из зала: «А Вы?»

Ясин: «А я проходил по другому списку (смех в зале). Меня зачислили в другой разряд. Так вот я не считаю Хакамаду и Рыжкова сочувствующими фашизму только на том основании, что это так считают «Наши» в кавычках. Это первое, что я хочу сказать. Второе: я давно знаю Сергея Владимировича, я понимаю, что у него есть свои взгляды, он старается их отстаивать, может, иногда перегибает палку, но то, что он предан правому делу, и то, что он старается провести эти идеалы в жизнь, – я в этом никогда не сомневался и сейчас не сомневаюсь… То, что он может допускать ошибки, – это вероятно. У меня нет сомнений, что мы не должны иметь ничего общего с нацболами, я предпочел бы не иметь общего и с коммунистами, и с родинцами, держаться от них подальше – если только общедемократические мероприятия в защиту свободы слова, то еще куда ни шло, но все остальное мы не можем допустить. Но я хочу обратить внимание на то положение в партии, которое у нас сложилось. Вы обратите внимание, кто вместе с Сергеем, которого мы хотим исключать? Это же все молодежь, и не самая плохая в нашей партии, ее там не так много. Я вижу, что у нас есть определенные разногласия внутри партии, эти разногласия в демократической партии вообще-то позволительны. Есть люди, которые полагают, что в сложившихся условиях создание единого фронта борьбы против наступающей диктатуры – вещь необходимая, есть другие, которые считают, что есть более важные вещи. Я думаю, что мы не можем себе позволить такой роскоши – расставаться с людьми из-за того, что они, будучи людьми либеральными, правыми, придерживаются других взглядов на тему целесообразности единого фронта. Ведь никто не сомневается в том, что Сергей Владимирович не придерживается тех же взглядов, что и нацболы, это очевидно. Я не оправдываю тех, кто был там, но я считаю, что ставить вопрос об исключении из партии только из-за этого – абсолютно бессмысленно».

Сергей Колесов, Иваново: «Почему только Жаворонкова исключать, а остальным участникам того же митинга – предупреждения? Или всех исключать, или всем предупреждения… Катаев вообще не только присутствовал, а выступал на том митинге, где были нацболы, но Катаева никто не исключает…»

Виктор Некрутенко: «Я особенно ничего нового не скажу, кроме того, что сказал в отношении Жаворонкова Надеждин. Действительно, случай особый, и в отношении этого случая самый точный термин – это «провокация», провокация сознательная. Жаворонков умный человек, очень умный человек, я обожаю его за ум, тем вреднее то, что он делает. Вот Сережа спрашивает: а что он еще сделал? Могу вспомнить. Вы помните, как трудно шли переговоры по этому единому списку с «Яблоком»? Кто у нас активнее всех вел себя на московской конференции, как Сергей Владимирович предал огласке проект решения пленума о том, чтобы идти вместе с «Яблоком», что серьезно ослабило наши позиции? Мы вообще были на грани срыва всего этого мероприятия, потому что это дало возможность Сереже Митрохину делить СПС на чистых и нечистых: вот у вас совершенно правильный, замечательный Стариков и вот совершенно неправильный Белых. Время прошло, жизнь показала, что Никита Белых тоже правильный, с точки зрения Митрохина. Вот Надеждин сказал, что помощник часто подставляет Старикова, а я больше скажу: иногда впечатление такое, что иногда помощник крутит той самой головой, которая шишки получает и по зубам. Поэтому Сергей Жаворонков – случай особый, как правильно сказал Надеждин: все, допрыгался…»

Стариков: «У меня есть своя позиция, и моей головой так легко не покрутишь. Я считаю, что надо находиться в оппозиции. А то, что сейчас происходит с Жаворонковым, мне напоминает ситуацию с Ходорковским – все понимают, что его не за налоги посадили. И в отношении Жаворонкова все понимают, что его не за участие в митинге исключают. И последнее: сейчас идет избирательная кампания, большего ущерба сейчас, если Жаворонкова исключат, я не вижу, всем будет понятно, за что его исключили – именно за то, что он активнее всех выступал за объединенный список с «Яблоком».

Николай Травкин: «На баррикады зовут всегда самые упакованные деятели. Я за это Каспарова еще в 1990 году исключал. А сейчас на баррикады зовет Стариков. И поэтому я сейчас проголосую за исключение Жаворонкова не потому, чтобы его исключить, а в надежде, что следующим будет Иван Валентинович…»

Результаты голосования об исключении Жаворонкова из СПС:

за исключение (17) – Белых, Гозман, Некрутенко, Надеждин, Башкин (по доверенности), Брусникин, Еремеев (по доверенности), Ефимкин, Лихачев (по доверенности), Минц, Наумов, Таскаев (по доверенности), Томчин, Травкин, Чубайс (по доверенности, находившейся у Гозмана);

против (3) – Ясин, Стариков, Манжикова;

воздержались (3) – Бялко, Колесов, Немцов (последний поручил Надеждину проголосовать своей карточкой против, но тот при голосовании карточкой Немцова воздержался).



 
 
© 2005 - 2016 ООО Деловая газета «Взгляд»
E-mail: information@vz.ru
.masterhost Apple iTunes Google Play
В начало страницы  •
Поставить закладку  •
На главную страницу  •
..............