18 января, среда  |  Последнее обновление — 00:09  |  vz.ru

Главная тема


Россия и Молдавия возродили стратегическое партнерство

Конфликт в Вашингтоне


Глава ЦРУ: Трамп перешел грань дозволенного

истребители 4-го поколения


Американцы сымитировали воздушные бои между F-16 и Су-27

Подозрительная находка


Под Анапой выловили неизвестный беспилотник

Острая дискуссия


Киев отреагировал на заявления Ле Пен о Крыме

гражданская война


Аваков призвал пограничников приготовиться к захвату Донбасса в 2017 году

права человека


ЕСПЧ наступает на «больные мозоли» российского общества

Невидимая война


Украинская «Википедия» превратилась в собрание бандеровцев

Оценка президента


Путин: Заказавшие доклад о компромате на Трампа хуже проституток

кризис литературы


Лев Пирогов: Кто сегодня самый известный в мире русский – после Путина, разумеется?

Фильм «Викинг»


Егор Холмогоров: Что за странные лысые грязные люди в кожанках?

Исаакиевский собор


Сергей Худиев: Демонстрация против передачи Церкви – это такой «микромайдан»

на ваш взгляд


Как бы вы предложили наказать не уступившего дорогу водителя «Скорой помощи»?


Раз вы, кяфиры, слабы, то вас надо бить

Александр Чаусов, кандидат исторических наук, публицист
   22 декабря 2016, 10:10
Фото: из личного архива

Версия для печати  •
В закладки  •
Постоянная ссылка  •
  •
Сообщить об ошибке  •

Про теракт в Берлине, наверное, высказались практически все – и у нас, и на Западе. Про то, что «задержали не того», про то, что германская полиция и спецслужбы работают из рук вон плохо, некоторые вспомнили аналогичную ситуацию с грузовиком, въехавшим в толпу во Франции в июле этого года. 

«Пустить мигрантов к себе – это, на восточном языке, признать свою вину, проявить слабость»

Пока, по официальным данным, берлинский террорист гуляет на свободе, поскольку «успел выйти из машины и слиться с толпой», а его усиленно ищут. В общем, понятно, что ситуация вопиющая, и, кажется, в Германии элементарно никто не был готов к тому, что мирных немцев на рождественской ярмарке будут массово давить.

Хотя, казалось бы, уже давно очевидно, что мигранты, приехавшие в Европу, никаких особо теплых чувств к коренному населению не питают. Более того, проявляют свое отношение максимально активно: драками, изнасилованиями и прочими массовыми и не очень беспорядками. А Европа все недоумевает: как же так получилось?

Здесь, наверное, стоит поговорить о логике нынешнего Запада и того Востока, который приехал в том числе и в Германию. Для немцев, как и для многих других европейцев, все – и ЕС, и НАТО – это такие своеобразные «недуховные», но «скрепы». Которые созданы для того, чтобы защищать, оберегать и вообще помогать. И уже самим фактом своего существования все эти структуры должны гарантировать безопасность.

Плюс железобетонная позиция толерантных либералов: вот если мы ко всем будем мирно и со всей душой, с полным приятием их национальных и культурных особенностей, то все будет хорошо, они в итоге сольются с нами в экстазе мультикультурализма. 

А с террористами и прочими нетолерантными фанатиками, которые где-то далеко, разберется все то же НАТО. Которое для того и создано. Чтобы вести миротворчество и охранять всех членов Альянса.

Только вот эта стройная логическая конструкция уже несколько лет трещит по швам. И в части ЕС, из которого начали выходить, и в части НАТО, которое, расширяясь на Восток, имеет в виду в качестве угрозы все больше нашу страну, а не «террористических бармалеев». В той же Сирии Альянс воевал, прямо скажем, весьма странно и не сказать чтобы успешно. Про Ливию, где все эти бомбардировки против Каддафи в итоге вылились в поддержку террористов, просто тихо умолчим. 

В западном восприятии, стоит повториться, все логично. Побомбили Ближний Восток, но нужно же быть гуманистами, поэтому запустим к себе «мирных граждан». Так Запад показывает, в своем собственном понимании, свою силу и великодушие.

Но вот проблема: в восприятии восточных радикалов это выглядит как слабость, трусость и безумие. Пустить мигрантов к себе – это, на восточном языке, признать свою вину, проявить слабость. А раз вы, кяфиры, слабы, то вас надо бить. Потому что вы осмелились против Востока воевать и чего-то там бомбить. Ну и потому, что джихад в радикальном понимании закончится тогда, когда не останется неверных. Вообще. 

И вот в эту разницу идеологий и мировосприятия Германия ухнула в полный рост. Потому что никто же не предполагал, что с «негласным лидером ЕС», самой сильной, стабильной и дружественной мигрантам страной в Европе, может приключиться что-то подобное. Терроризм для рядовых немцев и для германских политических элит был где-то там, за пределами страны, картинкой из телевизора или с экрана компьютера, поводом для какой-нибудь «совместной политической акции мира», как когда лидеры ЕС и Петр Порошенко маршировали со свечками то ли по поводу «Шарли Эбдо», то ли еще почему. 

В результате такой позиции – «у нас терроризма нет, не было и не будет, мы все невзгоды победим открытостью и добром» – для немцев случившееся стало шоком, к которому никто оказался не готов. Отсюда, кстати, и поспешные заявления германских властей: «А может быть, это и не теракт был?». То есть это не столько шаг в сторону успокоения граждан, сколько попытка бегства от реальности германских властей. 

Показательно в данной ситуации и то, что от той же Германии – впрочем, как и от других европейских стран – в течение многих лет в адрес России следуют упреки в жесткости, а то и жестокости «борьбы с терроризмом». Вспомнить хотя бы нравоучительный тон и обличения за «гонения на чеченских борцов за свободу Ичкерии». Ну и сейчас в Сирии, по мнению многих «европейских певцов толерантности», мы бомбим мирных граждан, молодых сирийских хипстеров, женщин и детей.

При этом в России никому не надо объяснять, что такое террористическая угроза, что она за собой влечет и как с ней нужно разбираться – на далеких подступах и тотально. С элементами «ликвидации при попытке сопротивления». И здесь, в общем-то, Россия куда четче и принципиальнее исповедует американскую догму, чем США: «Никаких переговоров с террористами».

Еще следует добавить, что никаких поблажек террористам, никаких преференций и даже намеков на уступки террористам быть не может. Потому что малейшая уступка ими читается как слабость. А слабость – это для них повод нападать и давить врага до полного уничтожения. 

В Берлине вот и давили. В буквальном смысле этого слова. При этом в глазах «воинов Аллаха» гибли именно враги. Потому что для исламизма нет разделения на комбатантов и нонкомбатантов, там другая очень простая градация: верные и неверные.

Но то, что немцев будут рано или поздно уничтожать просто потому, что они немцы, не мусульмане и просто слишком привыкли к мирной и спокойной жизни, к этому Германия оказалась не готова, потому что просто не готовилась.

Политические либеральные элиты этой страны, а вслед за ними и силовые структуры жили в своем «прекрасном выдуманном мире». Им очень долго везло не сталкиваться с жестокой реальностью. Тем больнее и позорнее это столкновение оказалось.

Сделают ли из всего этого выводы Меркель и ее команда, или они еще глубже спрячут голову в песок под лозунги о том, что «мир и толерантность победят любое зло» – вопрос как минимум для рядовых граждан Германии совсем не праздный. Впрочем, у них там тоже скоро выборы, и есть мнение, что немцы после берлинской трагедии выберут тот политический курс, который гарантирует им как минимум личную безопасность от исламистского террора.

И гарантирует не на уровне красивых лозунгов о мультикультурализме, а методами ужесточения миграционной политики и подготовки правоохранительной системы к террористической угрозе. Потому что если в Бундестаге думают, что это – единичный трагический эпизод, то это очень зря. Это только начало, поскольку Германия продемонстрировала свою вопиющую слабость и неготовность отразить террористический удар. А это для террористов значит, что бить нужно дальше, сильнее и масштабнее. 


Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь

Другие мнения

Лев Пирогов: Измениться или исчезнуть?

Сначала вопрос: кто сегодня самый известный в мире русский – после Путина, разумеется? Не Гагарин, те времена прошли. А кто? Подумайте. Ваши версии? Хотя бы кто он: политик, спортсмен, ученый? Общественный деятель? Воин? Религиозный подвижник? Подробности...

Игорь Димитриев: На кону судьбы детей

Новое поколение украинцев будет не просто путаться в противоречиях, а ненавидеть Россию как их источник. Именно потому нам нельзя тянуть. Ведь можно было бы подождать еще? Мне лично – в радость! Но нельзя. Подробности...
Обсуждение: 4 комментария

Дмитрий Ольшанский: Вдруг опять будет пошлый финал?

«Какой пошлый финал. Опять нас развели, как лохов. Это я про Павленского и его жену». Как я люблю эти прекрасные моменты, когда стройная картина мира дает преступную трещину. Подробности...
Обсуждение: 27 комментариев

Сергей Худиев: Микромайдан

Если в СССР Церковь была помехой на пути осуществления великого проекта Светлого Будущего, то у нынешних противников Церкви никакого общего проекта нет. Вернее, они могут быть приверженцами самых разных проектов. Подробности...
Обсуждение: 114 комментариев

Егор Холмогоров: Что не так с «Викингом»

Ни о каком историзме «Викинга» говорить не приходится. Его совпадение с летописью ограничивается лишь самой общей информацией. Даже школьный учебник дает больший объем информации. Фильм в этом смысле рассчитан на двоечников. Подробности...
Обсуждение: 223 комментария

Владислав Бриг: Самому богатому чиновнику Украины впору задуматься

Не вижу смысла в приезде Байдена, который через несколько дней покинет свой пост – кроме как в обсуждении с киевским режимом методички по усилению провокаций. А напоследок Байден убил своего украинского холопа Порошенко одним требованием. Подробности...
Обсуждение: 13 комментариев

Захар Прилепин: Классическая русская литература сама по себе – исключение

Максим Виторган рассказывает: «Я прочитал Прилепина «Семь жизней», который остается… удивительным для меня образом, но остается прекрасным писателем совершенно, хотя… Ну, я не буду начинать этот разговор». Да ладно, я знаю, о чем разговор. Подробности...
Обсуждение: 76 комментариев

Вероника Крашенинникова: Россия в этой битве будет камнем преткновения

Предполагаемое «досье» на Трампа охватывает широкое поле от секс-похождений Трампа в России до киберопераций, приписываемых российским властям. Читается бумага как шпионский роман из привокзального киоска. Подробности...
Обсуждение: 16 комментариев

Дмитрий Дробницкий: Давос, Трамп и «Большой ноль»

Ежегодно в швейцарских Альпах собираются сильные мира сего. Два спикера этого экономического форума, несомненно, будут купаться в лучах славы, хотя слава эта для глобалистской элиты сродни славе троянской Кассандры. Подробности...
Обсуждение: 32 комментария

Антон Крылов: Крики с прокрустова ложа

Самые громкие темы минувшей недели – прошедший первое чтение в Госдуме законопроект об отмене уголовного наказания за побои в семье и вероятная передача Исаакиевского собора в Санкт-Петербурге церкви. Все как мы любим. Подробности...
Обсуждение: 54 комментария
 
 
© 2005 - 2016 ООО Деловая газета «Взгляд»
E-mail: information@vz.ru
.masterhost Apple iTunes Google Play
В начало страницы  •
Поставить закладку  •
На главную страницу  •
..............