26 февраля, воскресенье  |  Последнее обновление — 12:59  |  vz.ru

Главная тема


ВАДА оправдывается за нехватку улик против России

медицина и рыболовство


Японские СМИ узнали о плане сотрудничества с Россией на Курилах

экс-постпред США при ООН


Пауэр написала статью «Мой друг, российский посол» о Чуркине

вооруженные силы


ВКС и морская авиация получат 160 новых самолетов и вертолетов

«Синее пробуждение»


Факельное шествие националистов состоялось в Эстонии

Трамп в виде бабочки


На обложке журнала The New Yorker появится Путин с моноклем

«Шок преодолен блестяще»


Германский бизнес предрекает рост российской экономики в 17-м году

нервно-паралитическое действие


Брат вождя КНДР был убит профессионально

задержки машин


Россия выиграла у Белоруссии спор в суде ЕАЭС

«ничему не научились»


Василий Стоякин: Что происходит в головах у моих сограждан, которые три года назад выбежали на Майдан?

«третий путь»


Егор Холмогоров: Шафаревич показал ту идеологию, которая будет править сатанинский бал на наших просторах с начала перестройки

юбилей октября


Андрей Бабицкий: Революция 1917 года была бедствием, кошмаром, это была трагедия миллионов людей

на ваш взгляд


Россия признала паспорта ДНР и ЛНР. Какие дальнейшие шаги должна делать Москва по отношению к республикам Новороссии и Украине?


Право сильного

Дмитрий Куролесов, юрист
   30 июля 2014, 16:11
Фото: из личного архива

Версия для печати  •
В закладки  •
Постоянная ссылка  •
  •
Сообщить об ошибке  •

Совсем недавно верховный комиссар ООН по правам человека Наванетхем Пиллэй в своем выступлении относительно ситуации на Украине сказал следующее: «Я призываю все стороны в срочном порядке отказаться от права сильного, восстановить уважение к верховенству права и правам человека».

Я более чем уверен, что верховный комиссар, да еще и в гуманитарной области, прекрасно понимает, о чем говорит. В данном случае мой интерес вызван упоминанием «права сильного».

Казалось бы, фраза на слуху, однако мы часто просто не задумываемся о ее значении. В бытность школяром лет двадцать назад я думал, что «право силы» ­– это «кто сильнее, тот и прав» или даже «нет смысла спорить с тем, кто сильнее».

Затем, вступив на юридическую стезю, я понял, что слова «право», «обязанность», «власть», «принуждение», «карательные меры», и пр. получают профессионально-научное содержательное наполнение, а выражение «право силы» приобрело некоторый налет несуразицы – это что, права, порожденные силой сильного?

А порождает ли такое право сильного обязанности у слабого? А насколько прав сильный, используя право силы, требуя от слабого исполнения обязанностей, продиктованных не правом, а силой? Ага, запутанно...

Все по своим местам расставил небезызвестный философ Жан-Жак Руссо. Уверен, многие если и не читали его труды, то слышали массы «крылатых фраз», сочиненных им.

Ну, например: «Сама по себе жизнь ничего не значит, цена ее зависит от ее употребления». Или: «Человек рожден свободным, и все же все вокруг в цепях». Или даже: «Терпение горько, но плод его сладок».

В своем труде «Об общественном договоре, или Принципы политического права» (1762 г.), в книге 1 в главе III «О праве сильного», французский философ сжато, но емко показал, что такого понятия, как «право сильного», не существует.

Не могу удержаться от цитирования. Кто не любит длинных цитат – текст можно пропустить, ниже я приведу резюме. Итак:

«Самый сильный никогда не бывает настолько силен, чтобы оставаться постоянно повелителем, если он не превратит своей силы в право, а повиновения ему – в обязанность.

Отсюда – право сильнейшего; оно называется правом как будто в ироническом смысле, а в действительности его возводят в принцип. Но разве нам никогда не объяснят смысл этих слов? Сила – это физическая мощь, и я никак не вижу, какая мораль может быть результатом ее действия.

Предположим на минуту, что так называемое право сильнейшего существует. Я утверждаю, что в результате подобного предположения получится только необъяснимая галиматья; ибо если это сила создает право, то результат меняется с причиной, то есть всякая сила, превосходящая первую, приобретает и права первой.

Если только возможно не повиноваться безнаказанно, значит, возможно это делать на законном основании, а так как всегда прав самый сильный, то и нужно лишь действовать таким образом, чтобы стать сильнейшим.

Но что же это за право, которое исчезает, как только прекращается действие силы? Если нужно повиноваться, подчиняясь силе, то нет необходимости повиноваться, следуя долгу; и если человек больше не принуждается к повиновению, то он уже и не обязан это делать. Отсюда видно, что слово «право» ничего не прибавляет к силе. Оно здесь просто ничего не значит.

Согласимся же, что сила не творит право и что люди обязаны повиноваться только властям законным».

Если кратко, то «права сильного» не существует, это понятие есть катахреза; сила не порождает права, т. к. носителю силы право просто не нужно, у него есть сила; законным властям, т. е. основанным на праве, сила не нужна, т. к. у них есть право.

По мысли Жан-Жака Руссо, тогда, когда применяется сила, подчинение осуществляется по принуждению: делаю, ибо заставили! Когда применяется право, закон, подчинение осуществляется добровольно, следуя долгу: делаю, потому что должен, потому что так надо!

Понятно, что концепция Руссо достаточно проста для нынешних времен. В последующем ее значительно усложнили и расширили. Но мне все равно продолжает импонировать его краткая и глубокая критика «права сильного».

Теперь вернемся к тому, с чего начали: к выступлению официального лица. Если предположить, что упоминание рассматриваемой катахрезы было случайным, так, для красного словца, то дальнейший разговор можно прекращать. Однако на секундочку предположим, что Н. Пиллэй озвучил именно то, что у него перед глазами: применение силы, отсутствие права.

Причем данная «картинка» не в пользу Киева – государство Украина как социальный институт считается носителем власти и права. И этот носитель права собственно от правовых механизмов-то и отказался, перейдя к силовому подавлению населения на тот момент еще своей части территории (Юго-Восток). Граждане на тот еще момент Украины, проживающие на Юго-Востоке, реализовали действия в той же логике: на силу ответили силой.

И обратно, ополченцы Юго-Востока, провозгласившие образование Новороссии, пока еще институтом, являющимся носителем власти, не признаются. Следовательно, считать, что они вышли из «зоны права», нельзя – они там и не находились изначально. В такой ситуации у Украины был выбор: остаться правовым государством или перестать им быть. У Новороссии такого выбора не было.

А теперь вернемся к словам Руссо: «...а так как всегда прав самый сильный, то и нужно лишь действовать таким образом, чтобы стать сильнейшим». Что и делают обе стороны, расширяя географию боев: Новороссия пытается оказаться сильной в своих границах, и о походе на Киев пока речи не идет; Украина пытается быть (стать, остаться?) сильной в границах всего государства на момент начала февральских событий.

В контексте всего происходящего сейчас на Украине можно смело сказать: силовой метод исключает правовой. Когда грохочут пушки – музы молчат, это очевидно. Поэтому утверждения, что Новороссия, самопровозгласившись, нарушила право Украины на территориальную целостность, и что Новороссия, населенная русскоязычными, имеет право на самоопределение – это утверждения вообще вне смыслов происходящего.

Их вообще нельзя пока озвучивать, осмысливать, давать им какую-то оценку. Категорически нельзя рассуждать, кто более прав и кто более неправ: Украина или Новороссия. Для начала пушки должны замолчать, потом появятся музы...

Именно поэтому, когда представитель Госдепа Дженнифер Псаки утверждает, что «Украина имеет право применять силу для обеспечения порядка и поддержания стабильности», хочется ей заочно ответить: «Уважаемая Джен, сейчас вы ой как неправы!»


Вы можете комментировать материалы газеты ВЗГЛЯД, зарегистрировавшись на сайте RussiaRu.net. О редакционной политике по отношению к комментариям читайте здесь

Другие мнения

Татьяна Шабаева: Литература не панацея

Сомнительно, что русская литература, которую школьники, будем надеяться, читали, оказала укрепляющее и облагораживающее воздействие на их душу. Прямо скажем: она и не должна. Литература не панацея. Подробности...

Андрей Колесник: Калининградский укрепрайон выдержал самую тяжелую осаду

Россия очищает и точит свой заржавевший за последние двадцать лет штык – но вовсе не намерена обнажать его первой. Поэтому никто среди нас, кто служил не в штабах, не обижается, что в стране этот день уже приобрел общенародный и почти гражданский контекст. Подробности...

Иерей Димитрий Фетисов: Про настоящих мужчин

В наши дни на венчании падают в обморок не невесты, а женихи. И это не только мое наблюдение. Именно поэтому и без того популярный «мужской» праздник - 23 февраля - необходимо осмыслить в стратегическом масштабе. Подробности...
Обсуждение: 82 комментария

Андрей Бабицкий: Контрреволюция как основа общественного согласия

Стоит разорвать эту являющуюся нам из прошлого связку – революция и справедливое общество. Не распрощавшись раз и навсегда с идеологией, которая когда-то оказала плохую услугу России, мы обречены возвращаться к ней снова и снова. Подробности...
Обсуждение: 566 комментариев

Дмитрий Михайлин: А почему, собственно, 23 февраля?

Я за то, чтобы раз в год, или гораздо чаще, говорить «спасибо» тем парням, которые защищают нашу страну. В том числе и за уверенность, что на нас никто никогда не нападет, просто потому, что не рискнет. Но дата какая-то странная. Подробности...
Обсуждение: 113 комментариев

Михаил Ковалев: У Украины внезапно появился эксклюзивный экспортный товар

Мы смеемся над тем, что безумие стало нормой западной политики и приемов западных СМИ. Но помимо презрения и пренебрежения, необходимо работать над созданием противоядия. Подробности...
Обсуждение: 14 комментариев

Василий Стоякин: Ничего не поняли и ничему не научились

Третья годовщина бегства Януковича – хороший повод поговорить о том, что же, собственно, происходит в головах у моих сограждан, которые три года назад напялили на себя кастрюли и выбежали на Майдан. Подробности...
Обсуждение: 71 комментарий

Василий Колташов: Первые шаги в атаке на «свободную торговлю»

Мир меняется. Эпоха «свободной торговли» заканчивается, солнце ее на долгое время закатывается, как уже не раз было в истории. Но как это происходит и как будут выглядеть изменения в дальнейшем? Подробности...
Обсуждение: 5 комментариев

Антон Хащенко: Германия этой дружбы желала

Делегацию партии «Альтернатива для Германии» встречали в Госдуме. Немцы общались со спикером Думы Вячеславом Володиным и российскими депутатами. Если кто думает, что это ничего не решающая в Германии партия, то ошибается. Подробности...
Обсуждение: 7 комментариев

Егор Холмогоров: Три жизни Игоря Шафаревича

Нас окружает «вселенная Шафаревича». Даже слово «скрепы» заимствовано, видимо, из его работы. И стремление операторов современной официальной антирусофобии скрыть свои истоки постыдно. Подробности...
Обсуждение: 235 комментариев
 
 
© 2005 - 2016 ООО Деловая газета «Взгляд»
E-mail: information@vz.ru
.masterhost Apple iTunes Google Play
В начало страницы  •
Поставить закладку  •
На главную страницу  •
..............